О категории деятельность как инструменте системного анализа ч. 2

См Часть 1 см http://metodolog.ru/node/461
Часть вторая
 
Напоминаю, что в первой части этой статьи было рассказано:
·        и о том, какие именно ситуации активничания людей следует относить в класс ситуаций с таким именем, как деятельность (Д.),
·        и о том, каково   месте этой категории среди других категорий, используемых для анализа-описания особенностей людей и их активничания,
·        а также о том, каков способ   (точнее: какова типовая стратегия) описания-анализа ситуаций из этого класса.
Так что теперь уже можно начать внятный разговор о том, что полезного приносит разработчику использование этой категории при анализе-описании проблемных ситуаций.
Хотя я понимаю, что  читателей больше интересует то, какова польза от  использования этой категории применительно к анализу особенностей мира техники (технических изделий, вещей), но начну я все-таки с другого, с рассмотрения того, что полезного дает разработчику использование этой категории при анализе особенностей внешнего активничания людей. Мне представляется, что эта тема –  не менее актуальна и злободневна.
 
2. О РЯДЕ СУЩНОСТНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО АКТИВНИЧАНИЯ, ВИДИМЫХ С ФОКУСА КАТЕГОРИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
 
Многие исследователи не видят различия в понятиях: поведение и Д. И от этого страдает успешность исследования ими сущностных особенностей людей. Иными словами, уже само осознанно-осмысленное различение в множестве ситуаций актиничания людей в социуме:
·        ситуаций поведенческих
·        и ситуаций деятельностных,
тем самым, само использование в анализе таких категориальных понятий, как поведение и Д., – очень продуктивно для анализа, позволяет нам, так сказать, отделять мухи от котлет.
А если, к тому же, заняться различением (в множестве уже деятельностных(!) ситуаций) тех или иных их подмножеств, отличающихся, скажем:
·        поставленными целями,
·        путями-методами-способами достижения целей и т.д.,
т.е. если заняться типологизацией и классификацией многообразия встречающихся в социуме деятельностных ситуаций (т.е. если заняться различением типов (видов) Д.), то это еще более существенно продвинет нас в познании особенностей человеческого активничания.
 
***
ЗАМЕЧАНИЕ
Напомню, что с позиций системного подхода тот или иной вид-тип   Д.   рассматривается:
·        и как умозрительность,
·        и как такой тиражируемый в социуме текст, с помощью которого удается  единообразно (типово) описывать определенное подмножество встречающихся в социуме ситуаций деятельностного активничания людей (некое подмножество единиц Д.). 
Причем, эта умозрительность и типовое описание   (т.е.: тот или иной тип-вид Д., та или иная модель Д.) отличается от умозрительностей и типовых описаний других таких подмножеств (т.е. отличается от других типов-видов Д.) наличием одного или нескольких специфических признаков-особенностей, т.е. таких признаков, которые выступают,   как дополнительные и отличительные к тем родовым (и общетиповым) признакам-особенностям Д., которые нам уже известны (и в первой части статьи описаны).
К тому же я напоминаю, что специфика человеческих размышлений (механика сознания) такова[1], что, придумав подобную единицу знания (или «получив» ее от других людей по ходу с ними общения, по ходу обмена сообщениями), люди затем ее используют, как категорию-инструмент своих размышлений, анализа-синтеза (конечно, убедившись «на практике» в ее полезности-продуктивности)[2].
А теперь внимание! Здесь, т.е. уже при использовании людьми в своем анализе некоего понятия, часто возникает такой любопытный момент. Я на него уже не раз обращал внимание читателей[3], но хочу еще раз про него напомнить. Само это понятие (будучи лишь именем и описанием каких-то явленностей, особенностей и пр.) начинает в размышлениях исследователя   полностью замещать собой то, описанием чего оно служит. И тогда возможны (из-за не полноты, не совершенства такого описания) затыки в анализе, возможны ложные умозаключения и пр.
***
 
Возвращаясь к вопросу о классификации того разнообразия деятельностных ситуаций, которое встречается (или возможно) в человеческом социуме, отмечу, что, хотя эта область познания еще не очень-то пропахана исследователями, но уже и теперь на эти темы можно очень много чего рассказать.
Но такой рассказ вылился бы в не одну толстую книгу. Так что в данной части статьи я ограничусь рассмотрением лишь пары тем, интересных для тризовцев. 
Первой я сейчас рассмотрю тему про иерархии и сферы Д.
 
2.1. ОБ ИЕРАРХИЯХ И СФЕРАХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СОЦИУМЕ
 
В анализе протекающих в социуме деятельностных ситуаций очень продуктивно учитывать тот момент, что для достижения многих целей внешнего активничания приходится разбивать эти цели на некую иерархию (ветвящееся дерево, граф) подцелей, задач, подзадач, каждую из которых надо нам достигать-разрешать. Отсюда понятно и то, что любая отдельность-организованность в социуме, ставящая перед собой (и/или перед   которой поставлены) достаточно сложные цели (т.е. любая единица Д.), организуется обычно   (людьми же) в виде кооперации более простых единиц Д. Такие, более частные, единицы Д.:
·        реализуют подцели сложной единицы Д.
·        и образуют все вместе иерархизированную целостность системного(!) типа.
Иными словами, все вместе они образуют целостность-связность, имеющую централизованное (с одним по высшей приоритетности контуром!) управление. Причем, любая единица Д., находящаяся в составе такой кооперированной единицы Д., тоже очень часто представ­ляет собой некую групповую соорганизованность, взаимодействующую с другими. 
Как же подходить к анализу деятельностных ситуаций в социуме, столь сложно организованных? Конечно, здесь понадобятся и другие категории системного анализа (скажем, такие, как: информация, организация, управление, а также понятия, им сопутствующие, их смыслы развертывающие). Поэтому более подробно про эти техники-технологии анализа я не буду здесь рассказывать, только отмечу, что  все это продуктивно анализировать:
·        привлекая хорошо тризовцам известный вертикально-структурный анализ (и шире, привлекая СО),
·        а также различая в каждой из единиц Д. ее функционально-структурные составляющие, тоже тризовцам хорошо известные.
Но саму тему про подходы к анализу множества деятельностных ситуаций в социуме я продолжаю и  обращаю внимание читателя  на следующую технологию такого анализа. Для продуктивного описания многообразия ситуаций деятельностного активничания, наличествующего в человеческом социуме, методологи из школы СМД-методологии   разработали представление (О. Генисаретский) об общественно-профессиональных сферах Д. Что это такое?
Эти методологи исходят из того, что некие сферы Д.:
·        во-первых, наличествуют в каждом человеческом социуме,
·        во-вторых,  каждая из них (представляющая собой некую совокупность многообразных организованностей социума)  относительно автономна в своем функционировании и развитии. 
И я сейчас расскажу об этом чуть подробнее.
В современных социумах (странах, государствах) можно выделить (по А.Тюкову) 15 таких автономных деятельностных сфер. Это: "политика", "религия", "философия", "искусство", "наука", "образование", "проектирование", "техноло­гия", "здравоохранение", "физкультура", "материальное производс­тво", "коммерция", "финансы", "армия", "право".
В каждой из таких сфер есть доминирующий (ядерный) процесс Д., своя особая человеческая практика (например, в сфере науки, это – исследование, в коммерции – торговля).
Причем, в каждой из таких дея­тельностных сфер должны (должны для их гармоничного и устойчивого дления-развития) "иметь место" (одновременно и взаимосвязано) следующие процессы (даю их в пояснении А. Тюкова):
·        производства (из материала в продукт), иными словами, функционирова­ния (всех компонент и организованностей Д.),
·        воспроизводства (обеспечение регулярного повтора однотипных действий и средств в меняющихся ситуациях по установленным нормам),
·         обновления (инно­вации, творения),
·        захоронения старого,
·        руководства и управления,
·        развития (т.е. гармонизации процессов обновления, производства, функционирования, захоронения и воспроизводства)
·        и, наконец, ор­ганизации (процесса связывания воедино всех вышеперечисленных процессов).
Я не буду подробно комментировать достоинства и недостатки такого подхода к описанию социума, коснусь обсуждением лишь нескольких моментов.
Сначала коснусь такого вопроса: «почему и для чего был придуман именно такой ряд (можно даже сказать: система) деятельностных представлений?».
Очень коротко об этом можно сказать так. Во-первых, здесь такая очень интересная системная категория, как сфера[4] (категория, достаточно подробно разработанная щедровитянами), нашла свое конкретное «аналитическое» применение. А во-вторых, понятие "сфера" Д. здесь противо­поставляется в своих смыслах понятию "отрасль" Д.
И я сейчас попробую пояснить в чем суть такого противопоставления.
Отрасль (т.е. такого типа-вида активничающие организованности в социуме) – "одностороння", однонаправлена в своем активничании. Для организованностей такого вида-типа важно вы­дать продукт, да "побольше" (к примеру: если строить, так все застроить; если изготавливать, так все завалить этой продукцией и т.д.). Отраслевой, ведомственный ха­рактер различных Д., присущий современному социуму, приводит часто к социальным  ситуациям разрыва, заклинивания, тупика (заклинивания: как этих Д., так и других, их чем-то касающихся). Как следствие –   многочисленные неприятные, даже катастрофические для социума последствия.
А вот сферная организация чего-то в социуме предполагает наличие определенного кругооборота процессов в этом что-то, их (процессов) гармонизацию (когда ожидаемые последствия заранее "сценируются" и затем предусматривается меры устранения нежелательных последствий), иными словами, это самое сферное что-то строится так, чтобы ожидаемые "неприятные" последствия минимизи­ровать. К примеру, при сферной организации Д. должен иметь место, протекать (если мы хотим иметь хорошие результаты) весь набор перечисленных выше процессов.
А теперь спросим, чем конкретно эти представления и их между собой противопоставление помогают разработчику? Разработчик, понимая необходимость сферной организации слож­ной кооперированной Д., и вооруженный    сферными методологическими представлениями, сознательно и намеренно закладывает в свою разработку выполнение набора сферных требований, напри­мер, предусматривает:
·        не только удобство производства и функционирования техни­ческого изделия,
·        но и, скажем, удобство утилизации ее веществен­ных частей по окончании срока службы и т.п.[5]
Отмечу еще следующие особенности сферного подхода[6] к описанию активничания людей, (особенности, которые продуктивно учитывать при анализе проблемных ситуаций).
Первое. Говоря об известной автономности в социуме перечисленных сфер Д., мы в то же самое вре­мя понимаем, что без известной кооперации-взаимодействия с другими сферами ни одна из таких сфер не может существовать в человеческом сооб­ществе, в социуме.   
Второе. В то же время мы видим, что сфера рынка, сфера товарно-денежных отношений, –   есть сфера деятельностного активничания, пусть и куда больше пересекающаяся со всеми другими[7] сферами активничания, тем не менее, она – лишь одна из многих сфер деятельности людей в любом современном социуме, со всеми вытекающими из этого следствиями (а многие нынешние разработчики, увлеченные исключительно рыночной проблематикой, к сожалению, этого не любят замечать). 
На сказанном темы об иерархиях и сферах Д. я обрываю (при этом надеюсь, что кое-что полезное из этого тризовцы извлекли, кое-что намотали себе на ус) и перехожу к другой теме, которую можно обозначить, как: «сравнительный анализ между собой некоторых видов Д.».
 
2.2. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ТАКИХ ВИДОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, КАК ИССЛЕДОВАНИЕ И РАЗРАБОТКА
 
Заранее оговорюсь, что уже давно ведется исследователями построение различных классификаций деятельностных ситуаций и, как итог, циркулирует у исследователей (в их размышлениях по поводу особенностей внешней активности людей) много видов-типов Д. К примеру, постоянно обсуждаются особенности: 
·        и художественных видов деятельности,
·        и гуманитарных видов деятельности,
·        и таких видов, как планирование и программирование,
·        и таких видов, как организация и управление,
·        и такого вида, как исследование,
·        и такого вида, как разработка, и многих других.
Правда, не всегда в известных классификациях четко прописываются классифицирующие признаки, а также не всегда берутся в качестве классифицирующих признаков признаки существенные (сущностные). Из-за этого:
·        и продуктивность анализа ухудшается,
·        и в обсуждениях не достигается   взаимопонимания.
Эти минусы проглядываются и в тризовских обсуждениях, когда там, к примеру, привлекаются к обсуждению тризовских проблем такие виды Д., как разработка, проектирование, изобретательство и т.д.    Собственно, именно это побудило меня завести в данной статье разговор на тему сравнительного анализа видов Д.
Сначала  напомню, что сравнительный анализ тех или иных видов Д. можно проводить, исходя из разных целей. К примеру, при сопоставлении таких видов Д., как:
·        художественная Д.,
·        и научная Д.,
можно очень много чего понять про Методы познания, используемые людьми.
Но я сейчас поговорю о другом, поговорю не столько о Методах созидания нового, сколько  о путях-стратегиях созидания нового, о путях-стратегиях творения нового. И для этого  изложу то, как мне (т.е. тризовцу и системщику, много над этим размышлявшему) видятся   различия между такими видами Д., как исследование и разработка. Мне думается, что этот мой анализ и такое  мое видение будут полезны и для посетителей сайта Методолог, поможет им: и в собственном самоопределении, и выборе направлений Д. 
Прежде всего, хотелось бы пояснить то, что я понимаю под таким видом Д., как разработка.
 
ЧТО Я ПОНИМАЮ ПОД ТАКИМ ВИДОМ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, КАК РАЗРАБОТКА
Я намеренно использую (применительно к обсуждению самых разных тризовских проблем) понятие "разработка" (вместо понятия "проектирование" и т.п. понятий) потому, что хотя понятие «разработка» и имеет большое пересечение смыслов со смыслами понятия “проектирование”, но оно:
·        с одной стороны, менее "присвоено" тем или иным профессиональным "институ­том" или научным направлением, что позволяет освободиться от не­которых уже "затвердевших" стереотипов,
·        а с другой стороны,  куда более широко по вкладываемым в это понятие смыслам.
То, что оно менее «присвоено» и потому менее «закостенело» – не требует особых пояснений. А вот почему оно шире проектирования – здесь пояснения требуются.
Так что же такое разработка, как вид Д.? Попробую это определить через тот продукт, который в единицах Д. такого вида получается. В принципе, продуктом Д. разработчика (т.е. некой  разработкой) можно считать:
·        не только любую новую вещь (в том широком понимании вещи, о котором я вел речь в одной из статей, размещенных на сайте[8]),
·        но и просто некую придумку (техническую идею, например), 
но(!) можно так считать только со следующей обязательной оговоркой. Такая придумка:
·        должна отвечать требованию реализуемости, т.е., как минимум, она должна быть уже достаточно внятной не только для себя, но и для окружающих,
·        и, к тому же, предполагается наличие чего-то, вроде   "авторского над­зора" (точнее, предполагается чувствование разработчиком некой ответственности за свою разработку)[9].
А можно ли тогда определить продукт Д. разработчика вот таким образом: любая инновация (социальная, художественная, финансовая, производственная и пр.[10]), появившаяся   в социуме, – есть продукт чьей-то разработки?
Нет, так определять инновацию было бы ошибкой, это – не соответствует социальным реалиям, поскольку инновации в социуме может порождать и такой вид Д., как исследование!
И потому нам сейчас имеет прямой смысл поговорить о тех принципиальных особенностях, которые все-таки отличают друг от друга такие виды Д., как: «разработка» и «исследование», отличают их, несмотря на то, что продукт они «выдают» вроде бы один и тот же, а именно, инновации.
РАЗЛИЧЕНИЕ РАЗРАБОТКИ И ИССЛЕДОВАНИЯ, КАК ВИДОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
В ситуациях, относимых к исследованию, мы:
·        нечто выделяем (т.е. впервые это нечто усматриваем, как отдельность и особенность)
·        и это нечто описываем и объясняем,
и такое описание, такая наша придумка (в каких-то случаях выступающая, и как открытие) может представлять (и часто представляет собой) инновацию.
А в ситуациях, относимых к разработке (чего-то) – мы:
·        нечто этакое первыми (как минимум, впервые для себя) «придумываем» и созидаем,
·        причем, созидаем мы это нечто (некую инновацию) не просто так (сфантазировали-придумали что-то – и все), а для того, чтобы его затем можно было бы с успехом использовать(!) в неком классе ситуаций.
Конечно, только такого (т.е. достаточно абстрактного) различения нам недостаточно, поскольку при использовании в анализе множества деятельностных ситуаций только этого различения мы столкнемся со многими затруднениями. Поэтому продолжу описание различающих эти виды Д. признаков.
Исследуем мы какие-то отдельности (феномены, явления, объекты,   ситуации), хотя   и наличествующие (т.е. уже имеющиеся, уже бытующие вокруг нас или в нас самих), но при этом:
·        либо до того совсем нам неизвестные,
·        либо если и известные, то не очень-то понятные,
и по ходу исследования мы:
·        и особенности их «внешности» описываем,
·        и изучаем-придумываем особенности их устроения (как-то: элементы-части устроения, их между собой  связи, а также:  процессы, механики-механизмы и т.д.)[11], тем самым, мы их и объясняем.
А, что-то разрабатывая (скажем, некое техническое изделие, ТС), мы  созидаем то, чего до того не было, причем, созидаем, намеренно закладывая в ее устроение требуемые для задаваемой (нами же!) ее внешней функции:
·        правила действования (принцип действия), механизмы-механики,
·        требуемые-необходимые для этого принципа действия функциональные блоки и т.д.[12]
И еще добавлю такое различение:
·        в разработке задача – как с помощью имеющихся(!) у нас матери­алов и средств: и привнести нужные нам процессы в проектируемую систему, и их там соотнести, между собой согласовать,
·        а в исследовании задача – как разделить (различить) в исследуемом (и уже существующем!) феномене процесс и мате­риал, на котором он протекает, и как все это описать (а глубже вникая: как ухватить-описать его механику, действующие в нем силы-факторы).
Я думаю, что сказанного уже достаточно (по крайней мере, для тризовца) для того, чтобы успешно различать такие виды Д., как исследо­вание и разработка.
Многие читатели тут же могут спросить и даже возмутиться: а зачем залезать в такие абстракции, кому это нужно, тем более, что к таким различениям легко придраться?
 
ОБСУЖДЕНИЕ (С МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКОГО ФОКУСА) РАЗЛИЧИЙ ТАКИХ ВИДОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, КАК ИССЛЕДОВАНИЕ И РАЗРАБОТКА
На такие вопросы я отвечу пока так:
·        это нужно, с одной стороны, для собственного самоосознания и самоопределения, для лучшего понимания нами нас самих, наших особенностей;
·        а с другой стороны, это позволяет приобрести те исходные опоры и ориентиры (онтологемы), которые дают нам возможность не заблудиться в завихрениях той или иной обступающей нас конкретики активничания людей, не заблудиться-потеряться в поведенческой и деятельностной суете.
Именно этой самой суетой объясняется, к примеру, модное сейчас   противопоставление науки технологиям и тому подобные не продуктивные противопоставления, в которых запутываются и заходят в тупик многие обсуждения на тему о том, какие именно приоритеты расставлять, скажем, социальным управленцам:
·        и в своей финансовой политике, в распределении средств между разными активничающими организованностями (субъектами социума),
·        и в своей образовательно-культурной и кадровой политике, и во многом-многом другом.
А вот если воспользоваться в качестве исходных опор для рассуждений различением исследования и разработки, выше приведенным, то обсуждения будут куда более продуктивными.
Сейчас попробую это (т.е. продуктивность-полезность таких различений) еще пояснить-проиллюстрировать, но делать это буду  в общем плане, не вдаваясь в конкретику.
Сущностные различия исследования и разработки, как видов Д., можно выразить в виде таких двух принципиально различных стратегических установок, используемых индивидом в своем деятельностном(!) активничании, как:
·        стратегическая установка под именем Наблюдатель
·        и стратегическая установка под именем Деятель. 
Наблюдатель – только описывает и объясняет, в том числе, он усматривает и описывает те или иные зависимости-закономерности. В чем-то упрощая, можно сказать, что из такой стратегической установки породились все науки, да и собственно научный Метод на этом сформировался.
Деятель – нацелен на поиск путей достижения желаемого-чаемого. Для достижения своих целей он использует известные закономерности, а если некий так называемый закон природы препятствует достижению цели, то Деятель ищет другие зависимости-закономерности, которые позволяют все-таки достичь эту цель. Из такой стратегической установки породилась Инженерия.
Приведу для пояснения только что сказанного такой пример. 
Наблюдатель, изучая различные физические потоки, устанавливает тот факт-закономерность, что объекты увлекаются любым вещественным (да и полевым) потоком.
А Деятель:
·        не только с помощью придуманного им паруса этот закон использует для перемещений себя и грузов,
·        но и, к тому же, придумывает руль (такую разновидность паруса), который позволяет, скажем, используя ветер, двигаться против ветра!!!
К слову: из приведенного примера проясняется нам очень многое в особенностях устроения:
·        и живых объектов,
·        и изделий техники (скажем, то, почему в веполе (в таком описании ТС) обязательно наличие, как минимум, трех элементов),
но здесь и сейчас я на эти темы не буду отвлекаться, в виду их сложности и обширности, а обращаю внимание лишь на то, что на этом примере очень четко становятся видны:
·        и преобразующий характер именно Д.,
·        и демиургичность человека, как вида живого, ибо только представители этого вида земного живого обладают таким, преобразующим себя и окружение, видом активности, как Д.  
Сказанного уже достаточно, чтобы убедиться в том, что проблематика, вытекающая из сравнения особенностей-специфики таких видов Д., как исследование и разработка:
·        с одной стороны, очень объемна и сложна,
·        а с другой стороны, позволяет (при ее обсуждении-разрешении) раскрыть много коренных, базовых общечеловеческих смыслов.
Добавлю, что усложняет (но и обогащает) эту проблематику то, что обсуждается она исследователями с самых разных заходов, исходя из самых разных идеологических установок. И я кое-что из этого разнообразия сейчас пунктирно обрисую.
К примеру,   в рамках СМД методологии различают:
·        естественно-научный подход к разрешению некой проблемы
·        и подход искусственно-технический,
и такому различению посвящено у них очень много исследований. Здесь, в таких исследованиях, в частности, начинают четче обрисовываться принципиальные различия между такими видами активничания людей, как наука и инженерия, познание и Д. 
Но на эти темы я не буду распространяться, а затрону еще такой аспект, выходящий уже в план идеологическо-управленческий. Те из тризовцев, кто постарше, помнят следующий знаменитый тезис К. Маркса о Л. Фейербахе:
«философы до сих пор лишь объясняли мир, задача же заключается в том, чтобы переделать его». 
А в советское время этот марксов тезис переформулировался в другое знаменитое высказывание: «нам нельзя ждать милостей от природы, взять их у нее – наша задача».
Так вот, мы, в опоре:  на категорию Д. и на введенное выше различение исследования и разработки, можем теперь и этот аспект содержательно прокомментировать.
С одной стороны, такие призывы нам, разработчикам: и симпатичны, и вроде бы вдохновляют, поскольку подтверждают нашу нынешнюю силу молодецкую, напоминают нам про нашу демиургичность, про то, что мы «все могем», и пр.
А с другой стороны, после:
·        определения Д., как вида активничания,
·        а также различения исследования и разработки,
нам яснее стала видна ущербность подобных тезисов. Нельзя противопоставлять исследование и разработку так, как это делает К. Маркс. Ведь для того, чтобы переделки имели смысл, надо сначала многое: и объяснить, и осмыслить (т.е. соотнести с ценностными ориентирами, тоже до того глубоко осмысляемыми). Иными словами, до того(!), как приступать к переделыванию чего-то, нам нужно (для успешности переделки) не действовать методом «тыка», а сначала:
·        и познать-объяснить    это что-то
·        и сформулировать цель этой самой его переделки.
А поскольку мы не обладаем всеведением и всевидением, то и нечего нам ставить задачу весь мир переделывать (пусть даже некто всем недоволен и бьет копытом)[13].
Повторяю: даже переделывая что-то конкретное, нам приходится (по ходу переделки, разработки) постоянно и доосмыслять и дообъяснять: как ход переделки, так и саму цель. Что уж говорить о переделке Мира.
Эту выстраданную (выстраданную: и мировой, и, особенно, российской историей) мысль постоянно нам надо удерживать в своей Д.
К слову: отсюда же становится понятнее и то, почему в последние годы своей жизни Г.С. Альтшуллер основное внимание уделял:
·        не собственно развитию тризовского инструментария, хотя именно такой инструментарий усиливает наше изобретательское (демиургическое) могущество,
·        а темам куда более надсистемным и вроде бы достаточно абстрактным, а именно – разработке ЖСТЛ.
Ведь там, при выстраивании им такой(!) ЖСТЛ, которая может послужить идеалом для каждого творца (т.е. ЖСТЛ хорошей(!), совершенной(!), отвечающей высшим человеческим устремленностям), он все сейчас отмеченные очень значимые для людей и социума моменты пытался учесть (учесть, к примеру: и через формулирование (до того!) именно достойной цели (ДЦ), и через мысль о периодическом переосмыслении ДЦ, и т.д.).
Можно было бы на сказанном и закончить обсуждение этих видов Д. Но я хочу упомянуть еще два значимых мировоззренческих аспекта, тоже наличествующих (пусть и неявно) в проведенном выше различении особенностей исследования и разработки, как видов Д.
Один аспект – больше социального, так сказать плана. Упоминание о нем в чем-то дополняет тему касательно того, "ждать или не ждать нам милостей от природы". Дело в том, что, говоря про стратегии Деятеля, имеет смысл выделить такие два подтипа альтернативных стратегических путей разработчика (Деятеля), как:
·        а) разработать нечто для приспособления  к существующей среде, к окружению;
·        б) разработать нечто для преобразования этой среды.
Выбор здесь – и за разработчиком, и за управленцем, и за политиком. А я обратил внимание читателей на этот аспект потому, что именно отсюда (точнее, из оценки характера преобразований, вызываемых некой разработкой) начинаются (но не заканчиваются) разговоры про эволюционный и революционный подходы в той или иной Д. и пр.  
Второй аспект – аспект больше, так сказать, индивидуально-личностного плана, чем социального, и он как-то соотносится с понятием деятельностной позиции. Но он, хотя и соотносится с понятием деятельностной позиции, но в то же время он – дополнителен к сказанному выше про деятельностную позицию, он раскрывает-ухватывает своими смыслами не столько рефлексивную, сколько, так сказать, дерзающую (демиургическую) сторону человеческого активничания. Для пояснения того, о чем здесь идет речь,   напомню следующую притчу, многим известную.
Как-то трех строителей Шартрского собора спросили, чем они тут занимаются. Один из них сказал: «таскаю и укладываю кирпичи». Второй сказал: «зарабатываю на жизнь». Третий сказал: «я строю храм».
В этой притче, пусть и в образной форме, но прорисованы градации личностных посягательств, причем, градации, могущие быть использованными, как ценностные критерии для оценки и самого себя, и любого из деятельностно активничающих индивидов. К таким градациям, конечно, можно придраться, но вести речь об этом я не буду. Зато сказанное сейчас про уровни посягательств позволяет привлечь внимание читателей к следующим обще методологическим моментам, учет (использование) которых существенен для успешного анализа проблемных ситуаций.
Первый момент. Уровень личностных посягательств:
·        с одной стороны, задается, по большому счету, теми идеалами, которыми активничающий человек руководствуется,
·        а с другой стороны, он зависит от того, на какие отступления от какого-то своего идеала он готов пойти.
Второй момент. В притче выделены две крайние (самая высокая и самая низкая) по своему деятельностному (дерзающему, демиургическому) уровню личностные: и ценностные, и стратегические установки, это:
·        а) тип установки: "строю Собор", что означает: помимо своего реального функционального места в единице Д. (скажем, места каменщика) занимать еще и позицию Деятеля (т.е. выходить периодически на место, скажем "целеполагателя", зачинщика и организатора данной Д., "иде­олога" этой Д. и т.п.),
·        и б) тип установки: "укладываю кирпичи", что означает: занимать: и реально, и в мыслях только позицию "винтика", позицию осуществления собою лишь некой функции в ситуации Д., тем самым, выступать (в своем активничании) только и исключительно, как функционирующая в Д. вещь, как рабочая скотинка.
Третий момент – совсем из другой оперы, он, так сказать, технологический, точнее, он относится уже к технологиям наших размышлений. А именно, я хочу здесь обратить внимание на тот технический для анализа момент, что такого рода градации личностных посягательств могут нами рассматриваться:
·        и в универсальном (так сказать, в бытийном) плане,
·        и в плане относительном, т.е. применительно лишь к некой конкретике деятельностного активничания.
Вспомним, к примеру, того строителя в притче, который ответил: «укладываю кирпичи». Сказанное им – не обязательно означает, что вообще уровень его личностных посягательств – нижайший. Вполне возможно, что он в свободное от работы время занят чем-то высоким, дерзающим, а работа именно каменщиком (укладывателем кирпичей) ему обрыдла, обрыдла потому, что она – вынужденная, не отвечающая его устремлениям и т.д.[14]
На сказанном я обсуждение мировоззренческих и управленческих смыслов, обнажающихся в связи с различением таких видов Д., как исследование и разработка, обрываю, хотя я сейчас, можно сказать, галопом пробежался лишь по некоторым завиткам  этого узла (узла: и смыслов, и проблем). Тем не менее, сказанное все-таки обрисовало ряд продуктивных ориентиров, которыми может воспользоваться разработчик в своих размышлениях и Д.
Но сам сравнительный анализ видов Д. я еще продолжу, только уже немного с другого фокуса.
***
ЗАМЕЧАНИЕ
Хочу особо отметить, что   речь сейчас шла о принципиальных (так сказать, стратегических и концептуальных) различиях между такими видами Д., как разработка и исследование.
В то же самое время, все мы прекрасно понимаем:
·        и то, что по ходу практически любой конкретной разработки  есть немало исс­ледовательских этапов,
·        и то, что для проведения любого конкретного исследования необходимо что-то разрабатывать, скажем,разрабатывать: схему опыта, измерительные приборы и т.п.[15]
***
 
2.3. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ТАКИХ ВИДОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, КАК ИЗОБРЕТАТЕЛЬСТВО, ПРОЕКТИРОВАНИЕ И КОНСТРУИРОВАНИЕ
 
В виду большой смысловой емкости такого вида Д., как разработка, я продолжу раскрывать смыслы этого понятия, но теперь буду это делать с помощью сравнительного анализа таких видов Д. (сопрягаемых в своих смыслах с разработкой), как: изобретательство, проектирование и конструирование.  
Собственно изобретательская Д. начинается при наличии (в ситуации того или иного активничания людей) значимых затруднений (по иному говоря, при наличии: противоречия,  проблемы, парадокса), т.е. она начинается в так называемой критической ситуации, а именно, в такой ситуации, когда:
·        есть затруднение в некой Д.,
·        но нет из­вестных средств его разрешения-устранения.
Иными словами, изобретательская Д.:
·        начинается тогда, когда нет культурных норм, нет правил и эталонов действования, нет известных меха­низмов реализации каких-то придумок и т.п.,
·        и имеет своей целью создать, придумать такое конкретное знание, которое позволяет выбраться из этой (проблемной) ситуации.
Т.е. изобретатель дейс­твует "некультурно" по определению, поскольку он придумывает и предлагает новые нормы и образцы, а для этого надо: выходить за рамки существующего, быть как бы вне норм и образцов[16]. Конечно, это не означает обязательную дикость, некультурность изобретателя, наоборот, предполагается наличие у изобретателя профессионализма, соответствующих знаний и умений, но только они в критической ситуации не работоспособны.
К  слову, такое направление познающего поиска, как ТРИЗ, замысливалось Г.С. Альтшуллером, собственно, для наработки типовых (общих-всеобщих) стратегий, путейспособов и приемов действования в таких (критических, внекультурных) ситуациях[17]. И  я прошу на это обратить особое внимание! Ведь  очень многие тризовцы забывают о том, что ТРИЗ замысливался:
·        не столько для созидания-творения новых видов вещей (и развития уже известных),
·        сколько для развития (а заодно и познания!) наших собственных творческих (и шире: интеллектуальных) возможностей, в число которых входит и возможности внешнего активничания!
И еще три замечания в связи с сейчас сказанным про изобретательство.
Первое. Изобретающий (здесь и сейчас) то или иное нечто человек – всегда в своих размышлениях кусочен-локален, точнее, он нацелен и сконцентрирован (либо по чьему-то заданию, либо по собственной охоте) исключительно на чем-то проблемном и потому локальном.
Второе. Сочинять новые придумки (тем самым, творить и изобретать) можно в любом виде Д., в том числе, в видах Д., весьма далеких от собственно Д. по проектированию вещей.
Третье. Определение критических ситуаций, как внекультурных, означает отсутствие знаний именно по выходу из вполне конкретных проблемных ситуаций (отсутствие знаний по их «разрешению»). Но во многих случаях это означает еще и то, что подходящие знания простым заимствованием из других областей знания не получишь, их нужно сотворить, придумать. Но ведь для умелого и успешного творения знаний тоже нужны знания, а именно знания  о том, как творить! Первым это осознал и осмыслил Г. Альтшуллер и величайшая заслуга его в том, что он открыл своими исследованиями такое направление познания, которое нарабатывает знания о том, как созидать-творить новые знания. И к нынешнему времени в таком направлении познания накоплено уже много знаний о том, как творить новые знания. Этими методологическими знаниями вооружается разработчик и их он использует в самых разных критических ситуациях. Повторяю: разработчик эти (т.е. надпредметного плана) знания использует для придумывания-творения тех уже предметных знаний, которые позволяют разрешить встретившееся ему конкретное затруднение, проблему. 
А что же проектировщик? Проектировщик (деятель такого вида) действует, в основном, в уже "окультуренном" пространстве. К примеру, проектировщик вещей исходит из уже ему заданной (или известной) внешней функции проектируемого изделия. А поэтому ему уже, так сказать, виден тот "продукт", который проектируемая вещь должна "выдавать". К тому же, он владеет знаниями и умениями по проектированию вещей, уже  накопленными человечеством. Всем этим задается круг и направление его проектировочных действий. А, говоря конкретнее, для обеспечения заданной внешней функции проектируемого изделия культурный проекти­ровщик (скажем, «тризовец») должен:
·        сначала задать (описать) применительно к проектируемой ТС (виду вещи) соответствующий (соответствующий уже заданной для этой еще не придуманной ТС  ГПФ) принцип действия, для чего ему надо продумать и прописать нужные для такого принципа действия (способа работы) процессы (прописать требуемое функционирование для проектируемой ТС),
·        затем найти среди уже известных или (при отсутствии таковых) "сотворить" (придумать-сочинить,   изобрести) механизмы-взаимодействия, реализующие требуемые процессы (что обычно заканчивается   описанием той конфигурации функциональных блоков, которая требуется для выполнения заданной ГПФ)[18],
·        откуда (и после чего) выстраивается конструкция вещи,
т.е. дальше идет процесс собственно конструирования. Таким образом, проектировщик (по сравнению не только с изобретателем, но и с конструктором) – наиболее системен (но все же разработчик – еще более комплексен и системен, конечно, если он самоопределяется именно как разработчик, т.е. как деятель, занятый всеми аспектами такового вида Д., как разработка).
Разумеется, ход проектиро­вания идет, так сказать, развертывающимися (конкретизирующими устроение проектируемой вещи) витками-циклами. К примеру, сначала все это проделывается на самом общем (иерархически «верхнем», общесистемном) уровне рассмотрения, затем – для каждой из подсистем, и т.д., опускаясь до элементного (до «детали») уровня, к тому же этот ход идет итерационно, т.е. проектировщик пробегает в своих размышлениях не раз по перечисленным стадиям и иерархическим уровням. Иными словами, на каждом из последующих витков все больше развертывается (проектировщиком) смысловое содержание замысла-придумки.
Собственно, такой ход (причем, ход не столько проектирования, сколько   именно разработки чего-то) был описан Г. Альтшуллером уже в первой его публикации [Альтшуллер Г.С., Шапиро Р.Б. О психологии изобретательского творчества. // Вопросы психологии, N6, 1956], а затем он был конкретизирован в виде алгоритма действий разработчика (он всем нам известен, как АРИЗ. И по нему (по ассортименту частей, в АРИЗ входящих) тоже видно, что речь идет именно об алгоритме разработки, а не об алгоритме собственно изобретения чего-то).
А вот конструктор (и тем более, технолог) находится в еще более "узких" («тесных») культурных рам­ках, чем проектировщик, так как ему надо воплотить проект, используя уже существующие конструктивные единицы и нормы (конечно, если он действует в идео­логии реализуемости сочиняемой им конструкции).
 
ОБСУЖДЕНИЕ ПРОВЕДЕННЫХ РАЗЛИЧЕНИЙ
Далеко не все из тризовцев согласятся с приведенным сейчас различением между собой таких видов Д., как изобретательство, проектирование и конструирование (этому способствует и то, что по жизни руководители крупных проектировочных организаций называются: и главными конструкторами, и главными инженерами, и просто руководителями-начальниками и т.п.).
Поэтому попробую еще немного обосновать целесообразность (аналитическую продуктивность) именно такого их различения. Для этого воспользуюсь сказанным выше про таков вид Д., как разработка. И укажу, что, конечно же,   каждый из сейчас рассмотренных видов Д. можно считать разработкой. Но, называя их все только разработками, мы полностью   нивелируем ту наличествующую у каждого из них специфику, которая всеми нами ощущается, и потому только свести их в одну общую кучу и обозвать все это разработками (т.е. считать их просто созиданием чего-то нового и все)  будет не продуктивно.
Так в чем же с позиций системного подхода видится их, этих видов Д., «разработочная» специфика, на какой основе и для чего строится различие таких разновидностей разработок?
Самая-самая исходная основа их различения, видимая с позиций системного подхода, уже была мной выше показана. Она заключается в характере и объеме тех ограничений, которые накладываются (либо социумом, либо конкретным заказчиком, либо самим разработчиком) на активничание разработчика, на созидание нового. А отсюда понятно и то, для чего строится (по крайней мере, мной) такое различение. Для того  строится такое различение, что при последующем обсуждении причин и ассортимента налагаемых социумом (да и самим разработчиком) ограничений (а они ведь имеют место в социуме), мы обнаруживаем и вынуждены исследовать целый пласт смыслов, как бы не видимых при различении нами таких видов Д., как исследование и разработка, но смыслов тоже очень значимых. Причем, они, эти самые   значимые смыслы, относятся:
·        не к   индивидуально-личностной и демиургической стороне деятельностного активничания (такие смыслы вскрываются при различении, к примеру, исследования и разработки),
·        а к проблемам   обеспечения преемственности-устойчивости социума, 
·        а если говорить более приземленно, то они относятся к социальной и управленческой стороне деятельностного активничания (где возможны уже самые разные ограничивающие активность «фиоритуры», и к слову: именно на эти фиоритуры больше всего жалоб у тризовцев-практиков).
Здесь, т.е. в исследовании вводимых в социуме ограничений на активничание людей (а различением именно степени и ассортимента   ограничений на деятельностное активничание я воспользовался для различения изобретательства, проектирования и конструирования) – тоже есть огромное количество тем, в том числе, тем, выходящих:
·        и на общую философскую проблематику (о свободе творчества и пр.),
·        и на многие тризовские проблемы,
но я здесь всего этого подробно не буду касаться. Чуть коснусь лишь обозначенной выше темы про необходимость обеспечения преемственности-устойчивости социума (из которой вытекают, хотим мы этого или не хотим, ограничения на активничание людей). Буду здесь очень-очень краток и лапидарен и укажу лишь на следующие принципиальные (т.е. от них нам никак не избавиться) моменты:
·        один момент такой: возможности человечества переваривать и осваивать придумки в каждый текущий момент –   ограничены, здесь можно: и заработать «несварение», и даже «захлебнуться»;
·        второй момент (в чем-то первый дополняющий):   у человечества всегда имеет место дефицит ресурсов (т.е. желаний-хотений всегда больше, чем возможностей их реализации), что вынуждает людей производить отбор в том множестве придумок, которое генерируется людьми же[19].
Впрочем, дальше в статье я еще об этом буду вести речь.   
А здесь и сейчас, поскольку я считаю, что, несмотря на беглость и отрывочность-тезисность разговора про различение видов Д., мной уже обрисован целый ряд системных ориентиров, полезных для разработчика,   я тему «сравнительного анализа видов Д.» обрываю.
А дальше поведу разговор про то, в чем полезность категории Д. при использовании ее в анализе особенностей мира техники, но поведу я этот разговор не здесь, а в третьей, заключительной части этой статьи.
Хочу только (в завершение этой части статьи) подчеркнуть следующие моменты.
Первое. Сейчас речь шла о принципиальных различиях таких видов Д., как исследование и разработка, а также о различиях таких видов Д., как: изобретательство, проектирование и конструирование. Это позволило получить[20]   ряд ориентировок, полезных разработчикам:
·        и для самоопределения,
·        и для выработки стратегий своего деятельностного активничания.
Второе. Вдобавок, все мы теперь куда яснее понимаем, что на протяжении любой конкретной разработки решаются (разработчиками, участниками соответствующей единицы Д.) зада­чи:
·        и исследовательские,
·        и изобретательские,
·        и проектировочные,
·        и конструкторские,
·        управленческие,
·        да и многие другие.
Иными словами, людям-разработчикам, в зависимости от типа-вида задач, возникающих при ведении ими некой разработки, приходится:
·        и заниматься разными видами Д.,
·        и привлекать для решения возникающих задач подходящие для этого знания и умения,
·        и при отсутствии подходящих знаний и умений – их придумывать (сочинять, творить)[21].
 
Обнинск, февраль 2010 г.
 
Окончание следует
 


[1] И об этом я уже рассказывал на сайте Методолог (см. там статью «О возможностях СО, как инструмента разработчика и исследователя», размещенную 03.11.2009).
[2] Ярчайший и один из первых примеров такой методологической работы: системная типология объектов живого мира в биологии. А в ТРИЗе, к примеру, проделана типологизация функциональных частей ТС (и там выделены такие типы функциональных (т.е. отличающиеся спецификой своих внешних функций) структур, как: орган управления, двигатель, рабочий орган и т.д.).
[3] См. на сайте Методолог статью от 19.01.2010 «Об одной методологической ошибке…».
[4] О сфере, как системной категории, надо бы вести отдельный разговор в виду высокой продуктивности «сферного» подхода к анализу многих проблемных ситуаций.
[5] «О тризовском подходе к анализу потребительских особенностей вещей», сайт «Методолог», 03.12.09.
[6] Чаще рассматривается такая разновидность сферного подхода, которая получила имя «Сети», сетевой подход.
[7] Конечно, это (т.е. такое пересечение рынка со всеми другими сферами) имеет место при наличии в данном социуме: и такого правого института, как право собственности, и развитых(!) товарно-денежных отношений.
[8] См. примечание 5.
[9] Т.е. имеет смысл  ограничиваться в рассмотрении классом лишь таких разработок, которые востребованы, а не представляют собой некие нереализуемые "прожекты", мечтания, фантазии.
[10] О том, что продуктивно понимать под инновацией, дальше в пособии пойдет речь особо.
[11] А применительно к вещам (а также – к различным «останкам») – иногда и реконструируем.
[12] Отметим, что всегда после разработки вещи остается нечто (скажем: недостатки изготовления, дефицит знания и т.п.), из-за чего мы затем можем возвращаться к изготовленной вещи как уже "естест­венному" объекту и исследовать его (используя теперь некие новые его "реконструкции", правда, опирающиеся на то, что уже известно нам в конструкции вещи). Такое исследование разработки позволяет более полно выявить недостатки конструкции. Напомню, на всякий случай, что в ТРИЗЕ имеется два специали­зированных направления исследование изделий:
- одно носит название ФСА - "функционально-стоимостной анализ", оно анализирует технико-экономический аспект изделия и пути его совершенствования в этом направлении,
- а другое носит название "диверсионный ана­лиз", оно анализирует аспект безопасности изделия и пути совер­шенствования в этом направлении.
[13] Тут, конечно, сказалась и уверенность Маркса в том, что он своим учением уже все-все объяснил.
[14] К слову: такая ситуация с градациями чего-то (могущими быть в зависимости от ситуации анализа: и абсолютными, и относительными) – очень часто встречается. Вспомним, тризовскую триаду «НС-С.-ПС». Ведь с ней – та же самая история.    
[15] Больше того, есть в ТРИЗе заход к проведению исследования, как к проведению раз­работки (это – методика под именем "обращение исследовательской задачи" Б.Злотина [Злотин Б.Л., Зусман А.В., Решение исследовательских задач, МНТЦ "Прогресс", Кишинев, 1991]).
[16] Мы, тризовцы, при этом понимаем, что внекультурность (выход «за рамки») может быть разной, разного, так сказать, культурного масштаба. Скажем, в каких-то ситуациях достаточно выйти из своей и заглянуть в соседнюю разновидность Д., а есть проблемные ситуации, требующие сочинения совсем новых парадигм и т.п.
[17] Именно поэтому ТРИЗ, как методология изобретательства, не ограничивается проектированием вещей, его приемы могут эффективно ис­пользоваться в самых разных видах Д.
[18] Тризовцы обычно для всего этого сначала используют вепольный анализ, а уже затем «переводят» его результаты на язык функционально-структурный.
[19] Я оставляю в стороне аспекты, связанные с теми ограничениями, которые выходят на то правовое поле, которое регулирует в социуме: и властные, и по отношению к собственности, и семейные, и иные подобного плана отношения между людьми.  
[20] Особенно в том случае, если читатель проведет, уже самостоятельно, подобного рода сравнение между собой и других видов Д., ему интересных.
[21] Напоминаю, что идет речь о различении видов Д. При разговоре же о профессиях (скажем, о том объеме и ассортименте знаний и умений, которые доложен получить (освоить) человек с одноименной специальностью, мы должны указанные моменты лишь как-то учитывать.

 

Рубрики: 

Алфавитный указатель: