Диалектика принципов

Прочитал в последнем выпуске интереснейшей газеты «Троицкий вариант» статью Льва Клейна и решил поделиться ею с читателями. Причин две.

Во первых – ссылка на работу Д. Кларка «Аналитическая археология». Полагаю, что читателям данного сайта будет очень даже интересна такая мысль: «Там царила идея «аналитической машины» — мечта создать такой логический механизм, такой набор методов, чтобы подвергнутый анализу материал автоматически и неизбежно приводил любого к одним и тем же выводам». Если же учесть, что книга вышла в свет в 1968 году, то понятно, что обдумывал и писал ее Кларк с начала шестидесятых. Видимо время было такое – беременное идеей тотальной аналитичности.

Во вторых мне стало любопытно сравнить парность принципов, о которых говорит автор работы – Лев Клейн с принципами, выработанными к середине семидесятых годов в Московской школе технического творчества – кругом людей, объединенных идеей развития управляемого технического творчества. (см http://www.metodolog.ru/01222/01222.html )

Вот эти принципы:

Прагматизм– мы используем то, что реально работает. Мы занимаемся проверкой выдвинутых ранее теорий и предположений, не основываясь при этом на идеологических предпочтениях.

Романтизм– мы верим в силу и перспективность методического обеспечения и, понимая несовершенство существующих инструментов поддержки инженерного творчества, все же стремимся использовать их для приобретения опыта и обеспечения дальнейшего развития.

Включенность в традицию– мы считаем себя продолжателями многих поколений людей, занимающихся созданием инструментов поддержки творческой деятельности

Отсутствие фетишизма– мы знаем, что все созданное человеком может быть улучшено и будет улучшено. Мы участвуем в этом процессе и ощущаем свою ответственность за его реализацию.

Тотальность творчества– создание нового понимается нами как образ жизни. Творческий человек стремится реализовать свой потенциал в любой ситуации.

Реализуемость творений– творчество не должно быть абстрактным, обязательно должно проверяться реальной жизнью.

Отчетливо видно, что принципы парны: «прагматизм» уравновешивается «романтизмом», «включенность в традицию» – «отсутствием фетишизма», «тотальность творчества» – «необходимостью реализуемости творений».

Захотелось еще раз напомнить об этих, по моему очень правильных принципах и необходимости следованию им в комплексе.

Да и вообще, почитайте хороший текст хорошего автора.

Редактор

 

 

Лев Клейн

«Диалектика принципов»

Газета «Троицкий вариант»

№ 11 (80)

7 июня 2011 г.

 

У нас принято думать, что прелести научной геронтократиисвязаны только с запредельным возрастом наших боссов и чтомолодым талантам трудно пробитьсятолько у нас. Да нет, бывает и «у них».Реже, но бывает. Судьба Дэвида Кларка (David Leonard Clarke, 1937-1976)тому свидетельство. За свою короткую жизнь (не дожил до сорока) онвыпустил несколько толстенных томов, перевернувших мировую археологию и ставших сенсацией, но былвсего лишь ассистентом в Кембридже, работал тьютором (наставником,обязанным регулярно проверять индивидуальные занятия студентов)и умер за день до присвоения емузвания ридера (доцента). Кафедройведал противник Новой АрхеологииГлин Дэниел (Glyn Daniel), которогоКларк на свою беду язвительно покритиковал.

Зато полтора десятилетия спустяпосле смерти Дэвида в память о немучредили мемориальные Кларковские лекции, на которые раз в двагода должны были съезжаться археологи Британии и для прочтения которых предстояло приглашать мировые светила. Мне была оказана честьпрочесть первую такую лекцию, хотявследствие «изгибов» моей жизния тогда не имел ни степени, ни звания, ни должности (а было мне ужебольше шестидесяти лет). Получивэто приглашение в 1990 г., я имелдва года на подготовку. Разумеется, я решил посвятить эту лекциюпроблеме, которой Кларк занимался больше всего.

В Новой Археологии Кларк считался основоположником «аналитического» крыла. Его главный труджизни назывался «Аналитическаяархеология» (1968). Под влияниемНовой Географии и аналитическойбиологии Кларк увлекся аналитической философией науки — неопозитивизмом. Там царила идея «аналитической машины» — мечта создатьтакой логический механизм, такойнабор методов, чтобы подвергнутый анализу материал автоматически и неизбежно приводил любого кодним и тем же выводам. Идея самапо себе очень привлекательная, хорошо сочетающаяся с современнойкомпьютеризацией науки, но, к сожалению, плохо поддающаяся осуществлению и в абсолютном своемвоплощении, вероятно, не реализуемая вообще. Однако как умозрительный идеал эта идея довольнопродуктивна, при попытках ее реализации удалось добиться совершенствования методики исследований.

В работе над этой «машиной» приходится заниматься аксиоматизацией науки (в частности, археологии),т.е. отыскивать те исходные положения, те принципы, те аксиомы, которые лежат в основе данной наукии из которых логически выводятсявсе ее теоремы. Вот я и озаглавилсвою лекцию «Принципы археологии». Для археологии можно, конечно, говорить о принципах, из которыхвыводятся правила раскопок, но археология как таковая, как обработкаматериальных источников для истории, покоится прежде всего на принципах интерпретации. Древние вещинужно понять, истолковать их исторический смысл.

Есть два пути выявления таких исходных принципов. Один — философский: построить их систему исходяиз общей картины мира, логическиобосновать эту систему, показав еенеобходимость и полноту. Другой —эмпирический: выявить в реальнойсовокупности исследований те принципы, которые подпирают все другие. Поскольку я не философ, а археолог и обращаюсь к археологам, япредпочел второй способ, более понятный моим коллегам.

Но, перебирая массу археологических исследований и выявляя одинза другим эти исходные принципы,я внезапно заметил, что на всякийтакой принцип можно найти другой, прямо противоположный, изкоторого также многое в науке вытекает. Взять, скажем, принцип актуализма: ныне действуют те же законы, которые действовали в глубокомпрошлом, что и обеспечивает методику аналогий — перенесение современных объяснений на далекоепрошлое. Без этого принципа нет археологии. «Вся археология есть аналогия», — говорил тонкий теоретикархеологии Чжан Гуанчжи. Но ведьи принцип историзма никто не отменял: у каждой эпохи свои законы, нельзя безоговорочно переносить современные объяснения наглубокое прошлое, можно впасть вгрубые ошибки!

В основе археологии у меня выстроилось шесть таких пар. Детерминизму противостоит индетерминизм, и оба могут быть подкрепленыбесчисленным количеством примеров. Универсализму противоположенпартикуляризм, и оба эти принципаорганизации материала и исследования действительны в археологии.

Корреляция материального с нематериальным также чрезвычайно важна для археологии — иначе археология не работает за пределами истории материальной культуры, но ведь и полисемизм объектов культуры действует и нарушает искомую корреляцию. Единством законов мира (униформизмом) обусловливается принцип актуализма, а он, как уже сказано, противоречит историзму. Системная упорядоченность в культурном материале всегда ищется и часто находится, но и нерегулярность характерна для культуры.

Наконец, археологического материала обычно достаточно для каких-то выводов, лакуны удается компенсировать смежными источниками, но археолог всегда сознает принципиальную неполноту своего материала.

В этом перечне каждый из основополагающих принципов антиномичен другому, также валидному, также справедливому. Мне вспомнилась максима Нильса Бора, согласно которой самые важные утверждения науки столь глубоки, что противоположные тоже верны.

По-видимому, это проясняет одну из причин, по которой «аналитическая машина» в абсолюте не реализуема в науке. С другой стороны, это позволяет определить основные черты компьютеризации в той мере, в которой она нацелена на создание «искусственного интеллекта» ученого. Приходится строить ее на сотрудничестве двух виртуальных машин, а для решения противоречий, лежащих в их основе, предусмотреть еще и третью машину — для нахождения баланса.

Напрашивается аналогия с конструкцией человеческого мозга, у которого два разнодействующих полушария, а синтез их активности осуществляется в продолговатом мозгу.

Я читал эту лекцию 26 января 1993 г. в Кембриджском университетском театре. Зал был полон, все были в мантиях, я один был без мантии и только что снявший повязки: у нас девяностые были бурными, на меня перед самым отъездом напали бандиты, избили и ограбили (отняли чемодан с вещами в дорогу и компьютер). Всё же лекцию я отчитал успешно, зал отметил ее долгими аплодисментами, устроитель всего мероприятия Ян Ходдер, ученик Кларка, сиял. Мне показалось тогда, что он радовался тому, что мероприятие, за которое он был ответственным, прошло успешно. Теперь я понимаю, что его ликование было вызвано еще и тем, что он, уже тогда лидер постпроцессуализма (постмодернизма в археологии), был воодушевлен главной идеей моего выступления: она ведь подвергла сомнению упования модернистов на прямую логику объяснения и на сциентификацию изучения культуры. На основе этой лекции в 2001 г. я издал в России книгу «Принципы археологии».

Наверное, это был мой самый успешный день в науке. После лекции был прием у Мастера (главы) Питерхауза — древнейшего колледжа Кембриджского университета, но это уже материал для мемуаров (я его там и описываю — «Трудно быть Клейном», 2010). А здесь я окончу этот рассказ тем же, чем я окончил и лекцию — еврейским анекдотом. К ребе пришел еврей и пожаловался на соседа, который отнял у него сына, объявив мальчика своим. Раввин выслушал и вынес решение, что мальчик должен быть возвращен: «Ты прав, это твой сын». Прибежал встревоженный сосед и изложил свои претензии. Мальчик был зачат в первом браке женщины, и достаточно на него взглянуть, чтобы увидеть, на кого он похож. Ребе сказал: «Да, ты прав, можешь и дальше воспитывать ребенка».

Присутствовавший при сем ученик раввина не выдержал и почтительно возразил: «Ребе, как же так? Оба объявлены правыми, но это невозможно. У ребенка может быть только один отец!» — «И ты тоже прав, мой сын», — был ответ.

Алфавитный указатель: 

Рубрики: 

Комментарии

Re: Диалектика принципов

Изображение пользователя blandux.

В философии есть один очень правильный принцип: "Единство и борьба противоположностей". Точнее не скажешь. Этот принцип распространяется на всё строение материи в целом.

Re: Диалектика принципов

Изображение пользователя Андрей Трошин.

blandux wrote:
В философии есть один очень правильный принцип: "Единство и борьба противоположностей". Точнее не скажешь. Этот принцип распространяется на всё строение материи в целом.

Это закон и материалистической диалектики в том числе.
Всего их три если помните

Re: Диалектика принципов

Изображение пользователя blandux.

Спасибо за напоминание. Сверяя свои знания с этими тремя законами лишний раз хочется "снять шляпу" перед их авторами.

Re: Диалектика принципов

Изображение пользователя Фил.

Здравствуйте, уважаемый Александр Владимирович!

content manager wrote:

Прагматизм– мы используем то, что реально работает. Мы занимаемся проверкой выдвинутых ранее теорий и предположений, не основываясь при этом на идеологических предпочтениях.


А на каких предпочтениях Вы основываетесь когда занимаетесь проверкой выдвинутых ранее теорий и предположений?

С уважением, Фил.

Re: Диалектика принципов

Изображение пользователя Фил.

content manager wrote:

Отчетливо видно, что принципы парны: «прагматизм» уравновешивается «романтизмом», «включенность в традицию» – «отсутствием фетишизма», «тотальность творчества» – «необходимостью реализуемости творений».

Захотелось еще раз напомнить об этих, по моему очень правильных принципах и необходимости следованию им в комплексе.


А по-моему, следование двум противоположным принципам в комплексе - это беспринципность, а сваливаание в одну обойму всех принципов (и прямых и противоположных) сродни эклектицизму.

С уважением, Фил.

Re: Диалектика принципов

Андрей Трошин wrote:
blandux wrote:
В философии есть один очень правильный принцип: "Единство и борьба противоположностей". Точнее не скажешь. Этот принцип распространяется на всё строение материи в целом.

Это закон и материалистической диалектики в том числе.
Всего их три если помните

Всего их три в материалистической диалектике,точнее в учебниках для партшкол. У Гегеля - если говорить о диалектике применительно к нему - не было трех законов, особенно в марксистском толковании - об антагонистической борьбе.
Правильнее было бы сказать не борьба противоположностей, а их взаимообусловленность - в этом плане символ инь-ян (две рыбки в кружочке) - более внятно говорят о сути этого закона.

Re: Диалектика принципов

Изображение пользователя Андрей Трошин.

Инь и Янь вообще не оттуда.

Quote:
Диалектика Гегеля

См. также: Диалектика.
В философии Гегеля существенную роль играет понятие диалектики. Для него диалектика — это такой переход одного определения в другое, в котором обнаруживается, что эти определения односторонни и ограниченны, то есть содержат отрицание самих себя. Поэтому диалектика, согласно Гегелю, — «движущая душа всякого научного развертывания мысли и представляет собой единственный принцип, который вносит в содержание науки имманентную связь и необходимость…», метод исследования, противоположный метафизике.
В диалектике Гегеля можно выделить следующие три основных элемента:
Попытка обойти Кантово опровержение рационализма
Это опровержение, как считает Гегель, имеет силу только для систем, которые являются метафизическими, но не для диалектического рационализма, который принимает во внимание развитие разума и потому не боится противоречий. Кант опроверг рационализм, заявив, что тот непременно приводит к противоречиям. Однако этот аргумент черпает свою силу из закона противоречия: он опровергает только системы, признающие этот закон, то есть пытающиеся избавиться от противоречий. Этот аргумент не представляет угрозы для диалектической системы Гегеля, которая готова примириться с противоречиями.
Описание развития разума в терминах диалектики
Гегель употребляет слово «разум» не только в субъективном смысле — для обозначения определенной умственной способности, — но и в объективном смысле — для обозначения всех видов теорий, мыслей, идей и т. д. Гегель с наибольшим успехом применил диалектический метод в своих «Лекциях по истории философии».
Гегель, видевший в диалектике истинное описание действительного процесса рассуждения и мышления, считал своим долгом изменить логику, с тем чтобы сделать диалектику важной — если не важнейшей — частью логической теории. Для этого ему необходимо было отбросить «закон противоречия», который служил серьёзным препятствием для диалектики.
Философия тождества
Если разум и действительность тождественны и разум развивается диалектически (как это хорошо видно на примере развития философского мышления), то и действительность должна развиваться диалектически. Мир должен подчиняться законам диалектической логики. Следовательно, мы должны находить в мире противоречия, которые допускаются диалектической логикой. Именно тот факт, что мир полон противоречий, ещё раз разъясняет нам, что закон противоречия должен быть отброшен за негодностью. На основании философии тождества разума и действительности утверждается, что поскольку идеи противоречат друг другу, также и факты могут противоречить один другому, и что факты, как и идеи, развиваются благодаря противоречиям, — и поэтому от закона противоречия необходимо отказаться.


http://ru.wikipedia.org/wiki/Гегель,_Георг_Вильгельм_Фридрих

Subscribe to Comments for "Диалектика принципов"