Об экономике и развитии в общем

 
Понимание общей тенденции развития
В Книге Джулиана Саймона сказано:
Понимание общей тенденции развития не дает ответа на вопрос о его причинах. Объяснение наблюдаемых долгосрочных тенденций предлагает эволюционное мышление и та разновидность анализа, которую предложил Фридрих Хайек. Он (вслед за Юмом) убеждает нас, что человечество выработало наборы правил и жизненных форм, способствующих росту и выживанию, а не упадку и вымиранию, т.е. призывает нас видеть в истории процесс эволюционного отбора жизнеспособных обществ.
……………….
 
Хайек предполагает, что определенные правила и формы жизни связаны с вероятностью выживания. Он, к примеру, доказывает, что обычаи, способствующие росту рождаемости и более здоровой и плодотворной жизни, обеспечивают естественный рост, а значит, и выживание, а в итоге унаследованные нами образцы поведения образуют механизм сохранения и роста повсюду, где условия жизни не слишком отличаются от существовавших в прошлом. (Эта трактовка совпадает с биологическим представлением о человечестве как результате генетической эволюции, направленной на выживание. Но Хайек не предполагает эволюции на генетическом уровне, отчасти потому, что ее ход намного медленнее и она хуже поддается наблюдению, чем эволюция культурных норм. Однако при этом очень поучительно понимание биологической природы человечества как звена в долгой цени эволюционного развития, начавшегося с простейших форм животной и растительной жизни, как элемента истории нарастающей сложности организации и повышения способности активно формировать собственное окружение.)
 
При прогнозировании и Директед Эволюшен всегда есть некоторый риск принять временное отклонение за основную тенденцию, развития, взять в качестве главной некоторые второстепенные тенденции или случайные корреляции и т.п.
 
Джулиан Саймон пишет:
Интеллектуальная склонность особо выделять очень короткие периоды, когда ход событий оказывается противоположным тому, что господствует в длительной перспективе, но при этом соответствует ожиданиям и предрассудкам аналитика, является самой частой причиной неверного понимания соотношении между природными ресурсами, ростом населения и историческим прогрессом.
 
От этого может защитить общее понимание эволюции, общая идеология эволюционного развития. Поэтому важно не просто дать людям софтвыр инструменты и метод понимания, важно дать им понимание куда это идет и чего можно и нужно ожидать. Какие выводы работы можно принять, а в каких стоит сомневаться.
 
Мы раньше писали о "кошмаре Мальтуса", о мальтузианстве как одном из самых вредных и опасных научных заблуждений во всей человеческой истории.
Джулиан Саймон также очень тесно касается проблем, создаваемых мальтузианством. Он пишет:
Знаменитый историк экономической мысли Шумпетер объясняет ошибочный «пессимизм» Мальтуса его мировоззрением, на базе которого и были сформированы теория и прогноз.
……………….
 
«Любопытнее всего наблюдать полное отсутствие воображения, проявленное Мальтусом, Миллем и Рикардо. Эти авторы жили па заре небывалого экономического подъема. Прямо на их глазах обращались в реальность самые дерзновенные проекты. И несмотря на это, они не видели ничего, кроме давящей нужды и все более безнадежной борьбы за пропитание. Они были убеждены, что технологические усовершенствования и прирост капитала в конечном счете не смогут одолеть рокового давления закона убывающей отдачи. Джеймс Милль в своих «Началах» (Elements) даже развернул целое «доказательство» этого. Иными словами, все они были стагиационистами. Или, если говорить их языком, все они ожидали в будущем установления стационарного состояния....»
……………….
 
Стандартная экономическая теория, установившаяся со времен Мальтуса базируется на идее «убывающей доходности», то есть предполагает что:
• Рост населения ведет к понижения уровня жизни.
• Расход тех или иных ресурсов приводит к их исчерпанию и, следовательно повышению их цены
Эффективность любых действий или усилий со временем убывает (добавление ZZ)
Доступные эмпирические данные все это прямо опровергают.
……………….
 
Классическая экономическая теория неопровержимо доказывает, что рост населения должен сопровождаться снижением уровня жизни. От Мальтуса* до монографии «Пределы роста» все содержание экономической теории народонаселения может быть выражено одной фразой: чем больше людей приходится на данный объем ресурсов, тем, при прочих равных, ниже доход на душу населения. Это утверждение вытекает из «закона» падающей отдачи: два человека не могут одновременно использовать один и тот же инструмент или возделывать один и тот же участок земли, не уменьшая при этом производительность труда. Родственная идея заключается в том, что одним обедом досыта двоих не накормишь. А если учесть возрастную структуру населения, возникающую при высоком уровне рождаемости, эффект усиливается более высокой долей детей и меньшей долей трудоспособного населения.
……………….
 
Вопреки идеям Мальтуса долгосрочная демографическая динамика не подчиняется закону постоянного геометрического роста. На каждом этапе развития совершенствование хозяйства давало сильный импульс росту населения; по мере исчерпания потенциала первоначального толчка рост постепенно замедлялся, пока не возникал следующий технологический прорыв. Таким образом, рост населения свидетельствует об экономическом успехе и триумфе человечества, а не о слабости и неадекватности социальной организации общества.
……………….
 
Ключевая теоретическая идея данной книги, вполне соответствующая имеющимся фактам, такова: рост населения и рост доходов порождают действительные и предвидимые трудности со снабжением. Дефицитность благ повышает их цену. Рост цен подталкивает изобретателей и дельцов к поиску новых путей удовлетворения потребностей. Некоторые разоряются, немногие преуспевают, а в результате все и каждый оказываются в лучшем положении, чем если бы ситуация дефицита благ не существовала.
 
Иными словами, мы нуждаемся в наших проблемах, что не означает, конечно, что следует создавать дополнительные трудности.
 
Джулиан Саймон описывает процесс изменения цен на ресурсы как падающую кривую с локальными медленными подъемами и быстрыми спадами.
(Эта картинка не из книги, построена нами -  ZZ)
 
Главной особенностью работы Джулиан Саймона является ее парадоксальность, трудная приемлемость для рационалистов привыкших к простому логическому мышлению. Джулиан Саймон нигде не говорит о нелинейности, но всюду описывает явления типичной диалектической нелинейной логики – любое развитие проходит через качественные скачки. Он отчаянно бьется с тупым логическим рационализмом – и не знает о могуществе нелинейных возможностей. Жалко!
 
Мальтузианство и рационализм
Джулиан Саймон пишет
Рациональный подход к проблеме загрязнения может быть труден по той же причине, по которой нам непросто приспособиться ко многим кажущимся противоестественными требованиям современной цивилизации: например, государственный чиновник обязан относиться к споим родственникам, как к любому чужому человеку, и ни в косм случае не проявлять фаворитизма (о цивилизации и подавлении инстинктов см. Hayek 1988).
 
Рассмотрим немного подробнее что такое рациональный подход, чем он хорош и чем плох. Суть рационального подхода – выявление и использование простейших, линейных причинно следственных связей. Попросту – линейной логики, здравого смысла. В течение тысячелетий рационализм помогал людям выживать и развиваться, создавать цивилизацию. Конечно, не всегда простая логика выручала, но в целом была очень полезна – и потому она «впечаталась» в нашу культуру и даже подсознательные стереотипы. Правда, поскольку люди разные (большой разброс нормы реакции) и воспитываются по разному, у некоторых людей эта «приверженность простой логике» оказывается существенно сильнее чем у других.
 
В психологии есть понятие «философская интоксикация» - период в развитии многих подростков, когда они очень склонны к «философствованию», предлагают простые и «логичные» решения любых проблем и не понимают, почему эти тупые взрослые не делают так как надо… Мир кажется им просто шахматной доской, где все происходит по строгим и достаточно простим правилам. Этот «период философствования» в целом полезен, позволяет быстро овладеть вообще-то очень непростой техникой логического рационального анализа. Но некоторые люди так и «зависают» на этом не переходя к развитию реального ума и потом мудрости, то есть (в нашем понимании) – нелинейного мышления, всегда основанного на рациональном, но идущего существенно дальше).
 
В истории человечества также были периоды и эпизоды «философской интоксикации», наносившие огромный вред. Например, очень логичные философствования Руссо, Вольтера, Дидро и прочих «просветителей» и породили безобразие Французской революции и множества последующих пакостных революций. Развитием их рационализма были и работа Мальтуса и особенно продолжающие их работы Маркса, представляющие по нашему мнению – самое опасное в истории злоупотребление примитивной линейной логикой.
 
Сегодня у Мальтуса появилась новая когорта последователей – «катастрофисты, «экологисты», «экотеррористы». (Эти определения относятся к агрессивным «защитникам природы» которые в подавляющем большинстве реальными учеными – экологами вовсе не являются). Почему же мальтузианство так привлекательно?
 
Мальтузианство основано на классической парадигме современных точных наук - законах сохранения. Фактически мальтузианцы вводят (без всяких доказательств) «закон сохранение ресурсов». Любое выступление против законов сохранения кажется ересью и нарушением здравого смысла, однако:
• В большинстве случаев говоря о законах сохранения забывают что они верны только в закрытой системе в течение бесконечного времени. А в реальной жизни эти условия далеко не всегда соблюдаются. Например, в систему вошло определенное количество энергии в виде электрического тока - и не вышло, а запаслось в аккумуляторе. Человек нажал кнопку, затратил милливатт энергии - а в результате раздался взрыв, в котором высвободились гигаватты… С точки зрения теории закон не нарушен, а для практических применений эффект огромен, на таких кажущихся нарушениях законов сохранения основана почти вся наша техника.
• Законам сохранения «не подчиняются» разные субъективные характеристики, важнейшая из них - «полезность». Конечно, затраченный труд, редкость и оригинальность объекта, условия производства или добычи и т.п. могут добавить ценность объекту, например, ценность полученного из многих тонн руды грамма урана значительно выше ценности всей руды. Но в конечном итоге ценность определяется только спросом потребителя. (здесь еще одна критическая ошибка рациональной логики – построенной Марксом «трудовой теории стоимости»)
• Информация также не подчиняется закону сохранения. Мы в этой статье делимся с читателями информацией - но это нисколько не уменьшает наших знаний.
• Использование и создание новых ресурсов то есть биологическая эволюция, изобретательство, другие творческие проявления есть постоянное нарушение мнимого «закона сохранения ресурсов».
• Развитие ресурсов описывается в основном степенной статистикой, то есть представляет собой ситуацию когда малые усилия могут давать несоизмеримо большие результаты. При положительном развитии экономики, совершенствовании технологий и росте производства продуктов ресурсы растут с опережающей скоростью
 
В теории игр часто рассматриваются игры с постоянной сумой, наподобие карточных. В них все достаточно просто - если кто-то выиграл, значит кто-то другой проиграл. Однако жизнь гораздо чаще предлагает нам игры с переменной суммой, то есть в некоторой игре (например, в войне, в том числе ценовых войнах между компаниями) могут проиграть обе стороны. А в некотором слиянии компаний обе могут выиграть, при этом может выиграть и все общество, получив лучший сервис. Такие игры называются «игры с положительной сумой» и они лежат в основе стратегии Win-Win (все- победители)
 
Рационал-кретинизм
Введем новое понятие - рационал-кретинизм как разновидность глупости, характеризирующаяся сведением мышления к линейной логике, абсолютным доверием к результатам логических построений и отвержением всего что им не соответствует. В реальном (нелинейном) мире рационал-кретинизм смертельно опасен, но может процветать в некоторых «резервациях для рационалистов», типа научного сообщества. Рационал-кретин часто выглядит человеком очень умным – для других рационал-кретинов.  Наверное, в пару к понятию «рационал-кретинизма» стоит ввести понятие «социал-кретинизма», как «рационал-кретинизма», доведенного до преступного уровня. Типичным примером социал-кретинизма несомненно является теория Маркса
 
Рационал-кретинизм и противоречия
Одна из самых больших проблем рационал-кретинизма – неспособность к восприятию противоречий. Наши дикие предки не могли заглядывать в будущее, планировать его (это было попросту ненужно). Жили они текущим моментом, сегодняшним днем по принципу «будет день, будет пища», еще дожить надо… И неумение а часто и нежелание думать о будущем это весьма сильно закреплено у нас в инстинктах и порождает видимо самое главное противоречие во всей истории человеческой эволюции – между ближними и дальними результатами любых действий.
 
Эти противоречия в обществе бывают двух типов
• Ближние результаты плохие, а дальне - хорошие. С точки зрения нелинейных систем это – типичная ситуация инвестирования, сперва идет затраты, которые только со временем приносят пользу. С этим приходится сталкиваться при строительстве домов, воспитании детей, получении образования и т.п. очень просто:
• Ближние результаты хорошие, а дальние - плохие. Типичная ситуация - улучшений технологий и социальных революций типа «грабь награбленное». Улучшение технологии повышает изобилие продуктов и снижает занятость людей, что приводит к кризису перепроизводства. А при «революционных переделах» всегда сперва массы революционеров счастливы – они получили то, чего желали. А потом оказывается что производство остановилось и теперь они получают меньше чем раньше. Больше получают только их вожаки, в интересах которых и произошла революция.
 
 
Другой недостаток рационального мышления, как ни странно – неспособность к системному подходу, системному восприятию сложных ситуаций. Связано это с тем, что в любой реальной ситуации в сложных нелинейных системах всегда есть масса противоречий, которые рациональный ум «в упор не видит». Рационалисты не любят и почти совсем не умеют видеть противоречия между частным и общим, а также противоречия, в которых посылки разделены большой дистанцией, например, несколькими страницами текста.
 
Джулиан Саймон пишет:
Любопытно, что, когда люди отвечают на вопросы об экологической ситуации в их родном округе, положение в котором они знают из личного опыта, они выражают меньше беспокойства о будущем и более положительно оценивают существующую ситуацию, чем когда говорят о положении в стране в целом
 
Противоречие связано с тем, что:
• Человек принимает логично звучащие утверждения что ресурсы исчерпываются, жизнь ухудшается, среда загрязняется, «золотой миллиард» объедает всех остальных и т.п.
• Но при этом сам ощущает что все вокруг совсем неплохо, материалы которые он использует все время дешевеют, его зарплата растет, особых загрязнений вокруг себя он не наблюдает, он производит нечто нужно, что покупают во всем мире и т.п.
И он не видит что эти две группы посылок противоречит друг другу»
 
Джулиан Саймон пишет:
Экономическая теория воспитывает привычку выявлять непреднамеренные, разрозненные и долговременные последствия действий, т.е. учит нас подходить к проблемам в духе Бастиа-Хэзлита. Это принципиально важно при анализе экономических аспектов демографических изменений, и, соответственно, такой подход является основным в данной книге.
……………….
 
Подход в духе Бастиа-Хэзлита требует при оценке технологии или политики учитывать как выгоды, так и издержки, как явные результаты, так и скрытые. Автомобили ведь не только загрязняют воздух, являются причиной автокатастроф и источником металлолома; благодаря им уменьшилось число лошадиных трупов на улицах — 15 ООО в год на улицах Нью-Йорка в начале XX в., сократилось число погибших од копытами лошадей и при столкновении экипажей — 750 000(??? Здесь в книге явно очипятка) в 1900 г., когда население страны было намного меньше, чем сегодня. Наконец, уменьшились завалы конского навоза на улицах городов — по 45 фунтов в день на одну лошадь. Следует учесть, разумеется, и расширение личной свободы благодаря автомобилям. Люди получили возможность выбирать место работы и магазины на большем расстоянии от своего дома, что ослабило монопольную власть нанимателей и торговцев.
 
Спешу прибавить, что он обладал еще и другим качеством, необходимым настоящему моряку, - абсолютной уверенностью в себе. Беда только в том, что этими качествами он был наделен в угрожающей степени.
Джозеф Конрад. Зеркало морей
 
Характерной особенностью рационал-кретинизма является его огромная самоуверенность. Рационал-кретин убежден в том что природа должна быть такой, какой он ее описал в своей модели. Ему, как правило, не приходит в голову что его красивая модель может быть ложной или только частично, в определенной зоне правильной, что возможны и другие модели и т.п.
 
Маркс на основе очень примитивной социальной модели пришел к выводу о существовании паразитических не нужных общественных классов, и логичной идее о том, что эти классы надо уничтожить для всеобщего счастья.
 
Человек же обладающий хотя бы инстинктивной мудростью, способный понимать нелинейные события и задавать себе вопросы должен был бы спросить – если эти классы действительно паразитичны и не нужны, почему же они постоянно возникают во всех обществах? Нет ли у них каких-то незамеченных мною функций?
 
Маркс, конечно, не одинок. Приведу цитату из очень «ТРИЗовской» книги Ивана Ефремова «Лезвие бритвы»:
 
В начале нашего века среди ученых было модно упрекать человека в несовершенстве, а природу, его создавшую, — в глупости. Даже, например, Гельмгольц, изучая человеческий глаз, восклицал: «Какой плохой оптик господь бог! Я бы построил глаз куда лучше!» Увы, великий ученый сказал нелепость только из-за формального образа мышления. С диалектикой природы Гельмгольц не был знаком даже отдаленно, иначе он сумел бы понять, что глаз, отвечая нескольким назначениям, частью совершенно противоположным, как чувствительность к свету и резкость зрения, отличается замечательным равновесием этих противоположностей.
 
Рационал-кретины в Америке решили что с алкоголизмом можно справиться просто введя сухой закон – и вырастили организованную преступность. Рационал-кретины в Китае решили что главный враг урожая – воробьи и прочие мелкие птички. Их истребили очень изобретательским способом – сутки по всему Китаю непрерывно были в барабаны, стучали палками, пугали птиц не давая им нигде сесть. И обессиленные птицы мертвыми падали на землю. На следующий год весь урожай был уничтожен насекомыми, которые невероятно размножились при отсутствии птиц… Рационал-кретины в Чехословакии в пятидесятые годы ввели вырезание аппендиксов всем младенцам – просто на всякий случай. В результате появилось поколение мужчин с критически ослабленной сексуальностью. Число таких примеров если и не бесконечно, то, повидимому, неограниченно.
 
Самоуверенность рационал-кретинов породила высказывания типа «Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее – наша задача» и идиотские проекты преобразования природы типа создания равнинных водохранилищ и поворотов рек. А в противоположность им другие рационал-кретины пытаются чуть ли не сжить людей со света, чтобы упаси боже не помешать существованию какого-то вида лягушек…
 
Потрясает например, самоуверенность климатологов, которые еще 20 лет назад кричали о глобальном похолодании, теперь, наоборот, о глобальном потеплении и виноватости в этом человечества, не имея практически никаких доказательств кроме очень примитивных климатических моделей. Модели эти примитивны просто потому что сложные оказалось невозможным составить из-за недостатка знаний да и сколько-нибудь сложная нелинейная модель практически не поддается расчету. Главная проблема – в этих моделях температурные изменения зависят от сочетания нескольких параметров, некоторые из которых практически берутся с потолка, при том что от малых изменений этих параметров поведение модели может радикально изменяться. То есть каждая модель – просто результат «подгонки» под желаемый эффект. И на этой основе создаются опасные для общества паники, затрачиваются огромные суммы и т.п.
 
Введем «закон звезд»
«Ведь, если звезды зажигают - значит - это кому-нибудь нужно?»
Это значит что если некоторое явление систематически возникает, например, в обществе, то есть некоторые реальные силы (часто – неизвестно какие, часто не осознающие сами себя) которые поддерживают возникновение и существование данного явления. То есть Если в процессе эволюции системы в ней постоянно возникают некоторые конкретные факторы (процессы, структуры, характеристики и т.п.) это значит что они по тем или иным причинам нужны системе или не могут не возникнуть.
 
Поэтому при анализе сложных эволюционирующих систем от них нельзя просто отмахиваться или бездумно пытаться их изменить в широких пределах или уничтожить если они нежелательны. Это может привести к совершенно непредсказуемым последствиям. Правильная стратегия – поиск причинно-следственных связей между этими и другими факторами самой системы или ее надсистем, выявление механизмов, порождающих эти факторы и на этой базе разработка возможностей изменения или использования рассматриваемых факторов.
 
Джулиан Саймон пишет:
Предсказание есть особый вид обобщения — от прошлого к будущему. Предсказание всегда содержит элемент веры: наука не может гарантировать, что завтра утром взойдет солнце. Анализ покоится на знании и суждении, что в будущем будут повторяться те же явления, что и в прошлом.
 
По Джулиан Саймону существует два вида прогнозов:
• Технический, основанный на техническом анализе
• Экстраполяция исторических тенденций
 
Первый менее убедителен. Например, существующие технические прогнозы будущей доступности энергии противоречат друг другу. Причины повидимому у том, что экспертам в узкой области в принципе нельзя верить. Это соответствует «законам Кларка». В книге «Профили будущего» («Profiles of the Future», 1962) Артур Кларк сформулировал так называемые Законы Кларка, в соответствии с которыми развивается современная наука
• Первый Закон: Если заслуженный, но престарелый учёный говорит, что нечто возможно, он почти наверняка прав. Если же он говорит, что нечто невозможно, он почти определённо ошибается.
• Второй Закон: Единственный способ установить границы возможного — попытаться сделать шаг за эти границы.
• Третий Закон: Любая достаточно развитая технология неотличима от магии.
(Из Википедии)
 
Джулиан Саймон считает экстраполяцией тенденций только экономические прогнозы, но в ТРИЗ и Директед Эволюшен мы распространяем эффективность экстраполяции на технику. И именно в этом наша сила.
 
То же что Джулиан Саймон считает техническим прогнозом будет правильнее определить как рационалистический прогноз, основанные на логике линейного развития. В нелинейном мире он наверняка неверен. Мы же стараемся учитывать нелинейные возможности, используя нелинейные сами по себе тенденции развития и открывая механизмы, реализующие эти тенденции.
 
Джулиан Саймон пишет:
Такие первоклассные мыслители, как Бертран Рассел, Джон Мейнард Кейнс (автор знаменитых книг но статистической логике и экономической теории) и несколько лауреатов Нобелевской премии по математической экономике — Пол Самуэльсон, Василий Леонтьев и Ян Тинберген, — пришли, подобно Мальтусу, к совершенно неверным выводам в вопросе о влиянии роста населения на обеспеченность продуктами питания и природными ресурсами (см. главу 3). В этом вопросе здравое понимание и способность прогнозирования возможны, только если исходить из исторического опыта и не давать себя смущать элегантными логическими и математическими построениями, описывающими, например, экспоненциальный рост в замкнутых системах. Похоже, обширное образование повышает склонность человека доверяться такого рода абстракциям.
……………….
 
Экономическая теория воспитывает привычку выявлять непреднамеренные, разрозненные и долговременные последствия действий, т.е. учит нас подходить к проблемам в духе Бастиа-Хэзлита. Это принципиально важно при анализе экономических аспектов демографических изменений, и, соответственно, такой подход является основным в данной книге.
 
История человечества
История человечества – история цепной реакции постоянно нарастающего развития, начавшегося видимо с появление оружия, огня и, вероятно, языка. Это и история коэволюции разных подсистем общества, каждая из которых толкает развитие других систем и сама ими подталкивается.
 
Джулиан Саймон пишет
Итак, материальная история человечества представляет собой цепь проблем, создаваемых ростом населения, их решений в виде новых технических и организационных открытий, роста населения, отчасти являющегося результатом найденного решения, и возникновения новых проблем, и т.д.
……………….
 
Закономерности этого процесса проявились в ходе превращения сельских поселений в первые города, после чего возникли потребности в новых методах хранения продуктов питания, в новых формах знания — умения читать и считать, а также в новых формах социальной организации. Это в свою очередь сделало возможным рост численности населения и размера городов.
……………….
 
Другим примером является совершенствование транспорта в Англии, начавшееся в 1700-х гг. в силу необходимости снабжать растущие города продовольствием, а фабрики — исходными материалами и, наконец, поставлять готовую продукцию потребителям внутри страны и за рубежом. Это настоящая сага о создании и развитии каналов, угольной промышленности, железных дорог и черной металлургии, о строительстве мостов и стальных судов39. При этом любое решение оборачивалось возникновением новых проблем и одновременно возможностей, что двигало экономику все дальше и способствовало появлению очередных проблем
 
О будущем людей
Вопреки «коекакерам» - катастрофистам, пытающимся остановить развитие которого они боятся Джулиан Саймон смотрит в будущее с оптимизмом.
 
А какое настроение нам приличествует? Катастрофисты считают, что нам пристало быть грустными и встревоженными. Я и многие другие полагаем, что тенденции развития позволяют взирать на мир с радостью и торжеством, потому что у пас есть реальная перспектива обеспечить все население мира условиями для здорового образа жизни и получения образования. Я убежден, что логика катастрофистов может породить только отчаяние и пассивность. Наше видение мира дает надежду на то, что в будущем, как и в прошлом, все будет зависеть от энергичных усилий человечества, которое сможет стать более многочисленным, более здоровым, богатым и оптимистичным.
……………….
 
В краткосрочной перспективе все ресурсы ограничены. Сами оцените, как мало времени и внимания вы можете уделить тому, что я написал. Но долгосрочные перспективы — это совсем иная история. С самого начала писаной истории мира уровень жизни растет параллельно с численностью населения земли. Нет никаких причин, почему бы это развитие к лучшему не могло длиться бесконечно долго.
……………….
 
Добавим каплю экономического образования. Глядя на процесс сокращения занятости в сельском хозяйстве, некоторые придиры задают вопрос: по ведь при этом исчезают рабочие места, разве не так? «Исчезновение» рабочих мест, как это формулирует Ричард Маккензи, — это сбивающее с толку обозначение того, что является самой сутью экономического прогресса, — производство определенного объема благ силами меньшего числа людей. В результате мы делаемся более зажиточными, жизненные тяготы — легче переносимыми, а жизнь — более радостной. Если бы за период с 1930-х гг. число рабочих мест в американском сельском хозяйстве не сократилось на 7 млн — от 10 млн занятых до 3 млн (при одновременном удвоении численности населения), в наши дни миллионы американцев все еще перебивались бы кое-как, ведя жизнь трудную и малообеспеченную, пахали на мулах, вручную сеяли и собирали урожай, а их дети значительную часть года не могли бы посещать школу, так как им пришлось бы помогать родителям по хозяйству. Те, кто жил такой жизнью, никогда не страдают ностальгическим желанием еще раз в нее окунуться.
……………….
 
В целом можно сказать, люди больше созидают, чем разрушают. Я имею в виду, что наш мир делается со временем все более гостеприимным для нас, — это и есть главная тема всей книги. Движение от равновесия — это движение к большей безопасности и обеспеченности. По мере продвижения вперед возникают и нежелательные вещи, но это временное явление, и мы так или иначе решаем встающие перед нами проблемы.

Алфавитный указатель: 

Рубрики: 

Комментарии

Re: Об экономике и развитии в ...

Изображение пользователя Фил.

Злотин Б. Зусман А. wrote:

Но некоторые люди так и «зависают» на этом не переходя к развитию реального ума и потом мудрости, то есть (в нашем понимании) – нелинейного мышления, всегда основанного на рациональном, но идущего существенно дальше).

1. Имеются ли Вашем арсенале рациональные (прямолинейно-логические) определения понятий "ум", "мудрость" "нелинейное мышление"?
2. В каком направлении "существенно дальше" идет "нелинейное мышление" и существует ли "супернелинейное мышление", которое заводит еще дальше?

Злотин Б. Зусман А. wrote:

Информация также не подчиняется закону сохранения. Мы в этой статье делимся с читателями информацией - но это нисколько не уменьшает наших знаний.

Подчиняется. В заявочных материалах на предполагаемое изобретение обязательным элементом является критика прототипа и аналога. Прототип стирается (уничтожается, делается ничтожным)аналогом, а аналог стирается заявленным решением.
Вы, "делясь с нами информацией" настирали много чего, в том числе и теорию Маркса:
Злотин Б. Зусман А. wrote:
Наверное, в пару к понятию «рационал-кретинизма» стоит ввести понятие «социал-кретинизма», как «рационал-кретинизма», доведенного до преступного уровня. Типичным примером социал-кретинизма несомненно является теория Маркса

А вместе с теорией Маркса стираются и все теории, которые опираются на нее, например теория В.И.Ленина - 55 томов полного собрания сочинений.
Гитлер, когда пришел к власти, тоже поделился со всеми информацией из "Майн кампф", но при этом сжег все книги, которые не поддерживали его идей.
А Вы говорите, что информация не подчиняется закону сохранения. Еще как подчиняется.

С уважением, Фил.

Subscribe to Comments for "Об экономике и развитии в общем"