АРИЗ – алгоритм чего?

Лен Каплан

Август 2016, Флорида, США

 

Если на клетке слона прочтёшь надпись «буйвол», не верь глазам своим.

  • Козьма Прутков

Одна из «юбилейных годовщин» этого года прошла как-то незамеченной: 60-летие появления первой версии АРИЗ, Алгоритма Решения Изобретательских Задач. За 30 лет развития этого инструмента (я рассматриваю только развитие авторского текста, создававшегося лично Г.С. Альтшуллером, а не последовавшие за ним версии), было создано и опробовано 20 версий алгоритма. Изучению АРИЗ-85В уделялось в своё время огромное внимание: 80 из 196 часов «стандартной» программы обучения ТРИЗ.

Я хотел бы обсудить с коллегами одну гипотезу, возникшую у меня в ходе недавних исследований АРИЗ-85В. Чем дальше, тем больше доводов в её пользу я находил. Гипотеза заключалась в следующем:

Предназначение АРИЗ-85В заключается не в «решении изобретательских задач», а в формировании новой доминанты в мозгу каждого слушателя; имя этой доминанты – «ТРИЗовское мышление».

Начнём с того, что я имею в виду под «ТРИЗовским мышлением». Под ТРИЗовским мышлением я понимаю инстинктивные реакции на определённые ситуации, отличающие ТРИЗовцев от не-ТРИЗовцев и позволяющие ТРИЗовцам эти ситуации разрешать успешнее, чем не-ТРИЗовцам. Здесь я приведу очень краткий перечень основных характеристик ТРИЗовского мышления:

  • Не-боязнь противоречий; противоречие – это шанс разрешить проблемную ситуацию, а не непреодолимое препятствие, делающее проблему неразрешимой;
  • Уверенность, что любое противоречие можно выявить, сформулировать в явном виде, и проанализировать;
  • Убеждённость, что существует множество эффективных инструментов, разрешающих противоречия, и уметь эти инструменты применять;
  • Уверенность, что если противоречие невозможно разрешить «в лоб», то его можно обойти, т.е. создать условия, при которых этого противоречия не существует, и оно не мешает достижению поставленных целей;
  • Нацеленность поиска решений на наиболее эффективные.

Даже этих отличий от «повседневного» или «профессионального» мышления вполне достаточно, чтобы в самых разнообразных условиях надёжно и уверенно находить неожиданные, но высокоэффективные решения самых, казалось бы, неразрешимых проблем. Естественно, этих отличий намного больше – я привёл только самые существенные для данного обсуждения.

Такое мышление не возникает «само по себе» или в результате прослушивания лекций по ТРИЗ. По-видимому, в классической ТРИЗ было заложено множество «хитростей», позволявших его формировать. На мой взгляд, АРИЗ-85В и был одной из таких хитростей, одним из самых эффективных инструментов разрушения старых доминант «привычного» мышления и формирования новой, ТРИЗовской доминанты.

Как обосновать такую неожиданную гипотезу? Конечно, самым лучшим обоснованием стало бы прямое указание Альтшуллера, что он именно это и имел в виду. Таких прямых указаний до сих пор найдено не было – и, я думаю, не будет. Тому есть свои причины; их обсуждение выходит за пределы данной статьи. Ну что ж, придётся доказывать «по косвенным признакам».

В этой статье я воспользуюсь приёмом, используемым иногда в математике. Предположим, что гипотеза верна. Давайте рассмотрим, что следует из этой гипотезы, и как эти последствия согласуются между собой и с другими, известными и проверенными, фактами. Если не будет выявлено явных логических несоответствий, т.е. если введение этой гипотезы не разрушит непротиворечивость общей картины, то гипотезу можно признать доказанной.

Итак, предположим, что предложенная гипотеза верна: АРИЗ-85В предназначен не для решения изобретательских задач, а для формирования ТРИЗовского мышления. Тогда мы должны ответить на следующие вопросы:

  • Каким тогда должен быть АРИЗ? Каким он не должен быть? И каков он на самом деле?
  • Как нужно обучать такому АРИЗу? И каким было обучение пользованию АРИЗ в 1980-х, под контролем Альтшуллера?
  • Как такой АРИЗ должен быть связан с другими инструментами и методами ТРИЗ?

Постараемся ответить на эти вопросы в ограниченных рамках статьи.

А.А. Ухтомский, создатель учения о доминанте, писал, что существует три пути разрушения старых доминант и замены их на новые: информационный, физический и эмоциональный. Из этих трёх подходов, первый – самый слабый, а третий – самый сильный. Значит, формирование новых доминант должно включать в себя провоцирование очень сильных эмоций, физическую деятельность, связанную с задачей формирования этих доминант, а также информационное воздействие с большой долей эмоций.

Очень сильные эмоции возникают, например, когда очень стараешься, делая что-то важное, потом понимаешь, что совершил ошибку (или тебе её показывают), а затем находишь (или тебе показывают), как нужно сделать правильно. Поэтому инструмент для формирования мышления может содержать, например, множество «ловушек», в которые неопытный пользователь попадёт обязательно, и при этом совершит как минимум одну ошибку, которая приведёт к неправильному результату.

Один из видов таких ловушек (я называю их «волчья яма») – когда один шаг на самом деле содержит в себе невидимую, скрытую «многоходовку». Каждый раз, пытаясь выполнить один шаг, пользователь попадает в эту ловушку, совершает ошибку, которая делает ошибочной всю дальнейшую работу. И только догадавшись, что нужно делать, и научившись «перепрыгивать» через эту волчью яму, т.е. совершать в уме все нужные шаги, пользователь может продолжить работу по алгоритму.

Есть ли хоть одна такая ловушка в АРИЗ? Конечно же, есть, и прямо в самом его начале. Это шаг 1.1. Пользователь должен сразу, без предварительной подготовки, сформулировать «два технических противоречия». Казалось бы, один-единственный шаг. Правда, если обучать АРИЗ по-честному, на этот шаг нужно потратить как минимум одну неделю – пока слушатели не научатся выполнять этот шаг без ошибок. Типовых ошибок на этом шаге – множество, и ни по одной нет чётких, ясных разъяснений. Пользователь должен догадаться сам, в чём именно он ошибся.

А теперь – с высот наших знаний о ТРИЗ и АРИЗ – давайте разберёмся, в чём суть этого шага. Начнём с того, что «техническое противоречие» в АРИЗ-85В – это не техническое противоречие, как оно понимается в остальной ТРИЗ. В Таблице выбора приёмов устранения технических противоречий, техническое противоречие формулируется как «улучшение характеристики А приводит к недопустимому ухудшению характеристики Б». Кстати, и в АРИЗ-77 техническое противоречие формулировалось точно так же. И техническое противоречие повсюду – одно.

А вот в АРИЗ-85В всё совсем не так. Здесь формулируется пара сопряжённых противоречий: «если усилить действие инструмента Ы, тогда характеристика А улучшается, а характеристика Б ухудшается; а если ослабить действие инструмента Ы, то характеристика А ухудшается, а характеристика Б улучшается». Как верно в своё время заметила В.Б. Крячко, это не два технических, а, скорее, одно физическое противоречие: «действие инструмента Ы должно быть усилено, чтобы улучшить характеристику А, и должно быть ослаблено, чтобы улучшить характеристику Б». С этим фактом, кстати, связана ещё одна «ловушка» АРИЗ-85В: если неправильно выполнить последующие шаги, то на шаге 3.3 пользователь возвращается именно к этому физическому противоречию. Анализ «замкнулся накоротко»: с чего начали, к тому и пришли…

Но вернёмся всё-таки к шагу 1.1. Итак, пользователь должен сразу сформулировать физическое противоречие! А ведь мы считали и считаем, что из трёх формулировок противоречия – административного, технического и физического – последняя представляет собой самое глубокое понимание, требующее подробного анализа… по тому же АРИЗ! Ну ничего себе шуточки: в самом начале работы по АРИЗ представить результаты работы по АРИЗ. Задача «выполнить шаг 1.1» как-то вдруг из простой превращается в весьма нетривиальную!

Значит, пользователь должен «в уме» выполнить, по крайней мере, следующие шаги:

  1. Перевести административное противоречие, описанное в условиях задачи (в вопросе «Как быть?»), в техническое: что ухудшается, когда мы пытаемся улучшить нужную характеристику? При этом «по умолчанию» принимается, что «улучшить» мы пытаемся неким известным нам способом. Следовательно, этот шаг содержит три под-шага:
    1. Понять, какую характеристику требуется улучшить.
    2. Выбрать известный способ улучшения этой характеристики.
    3. Мысленно применить этот способ и обнаружить, почему этого делать нельзя (т.е. что при этом ухудшается).

Иногда этот шаг «выполняется» за пользователя, в условиях учебной задачи: описываются наиболее очевидные «попытки решения» и их недостатки.

  1. Найти, какой «инструмент» осуществляет «известный способ улучшения», и каким образом его нужно изменить, чтобы он этот способ осуществил.
  2. Составить перечень возможных «обратных» изменений этого «инструмента». «Обратным» считается любое изменение, отличающееся от найденного на шаге 2 и приводящее либо к ухудшению «улучшаемой» характеристики, либо к тому, что она остаётся неизменной, не улучшается.
  3. Проверить каждое из этих «обратных» изменений: какое из них либо не допустит ухудшения «ухудшаемой» характеристики, либо даже улучшит её.
  4. Сформулировать физическое противоречие: инструмент должен подвергнуться нужному изменению, чтобы улучшить улучшаемую характеристику, и должен подвергнуться «обратному» изменению, чтобы не ухудшить ухудшаемую характеристику.

Только проделав эти 5 шагов «в уме», можно внятно и чётко сформулировать шаг 1.1. Но ведь и эту инструкцию ни один преподаватель пользователям не даёт – следовательно, и до неё нужно догадаться, многократно «расшибив нос» об ошибки на шаге 1.1. А, кстати, сколько это – многократно? За первую неделю, когда слушатели учатся выполнять шаг 1.1, они успевают «попробовать» как минимум 10 специально подобранных учебных задач (5 в классе, 5 дома). А то и больше. Эмоции – полными пригоршнями: каждый раз стараешься сформулировать как можно лучше, а оказывается – снова неправильно! И какое счастье, когда удаётся, наконец-то, сформулировать эти два проклятых ТП правильно! Значит, правильно догадался, молодец! Вот тут-то и возникает первая доминанта, поддерживающая весь этот процесс мышления.

Единственная ли это ловушка? Конечно же, нет! Эти ловушки расставлены по всему АРИЗ-85В. Мы их знаем под другим именем: «типовые ошибки». Я показал только самую заметную, самую сильную… Из этого понимания следует такой вывод:

АРИЗ – алгоритм совершения ошибок на пути формирования нового, ТРИЗовского мышления. Эти ошибки служат эффективным инструментом разрушения старых доминант «обыденного» или «профессионального» мышления и создания на их месте новых доминант, переводящих ТРИЗовское мышление с уровня «сознательного понимания» на уровень «инстинктивных реакций».

Что ещё АРИЗ должен заставлять слушателей делать? Естественно, он должен заставлять их заниматься физической деятельностью, связанной с выполнением поставленной задачи. Альтшуллер выбрал на роль такой физической деятельности письмо. Каждый шаг (!) должен быть записан, а не «выполнен в уме». Для чего? А для того, чтобы… вот то-то, чтобы все мысли были задокументированы, чтобы легко было выловить ошибки, зафиксировать их и заняться их исправлением. Мало того: писать нужно много, и эта тонкая моторика каким-то хитрым образом способствует формированию нужных доминант. Да и наказание за ошибку – переписать всё правильно – тоже физическое, т.е. более чувствительное, чем просто выволочка. Тот самый случай – «Добрым словом и револьвером вы можете добиться большего, чем одним только добрым словом» (эти слова, кстати, принадлежат американскому комику Ирвину Кори, хотя ошибочно приписываются Алу Капоне, главе чикагской мафии).

Какой должна быть информационная составляющая АРИЗ-85В? Главное: она должна быть эмоциональной. Для этого лекции по АРИЗ должны обязательно включать реальные или придуманные истории неразрешимых проблем – и их счастливого разрешения с помощью АРИЗ. Так, Альтшуллер использовал в этой роли, например, задачу о перевозке шлака. Для повышения градуса драматизма, он каждый раз предлагал слушателям решить эту задачу «методом гениальной догадки»; все решения сводились к восьми «стандартным, но неправильным». А затем слушатели, используя АРИЗ, находили правильное решение. Другая, полная драматизма, история – это рассказ о процессе решения задачи о ледоколе. Борис Злотин на своих занятиях использовал историю решения задачи об обработке длинной лопатки для турбины – со всем драматизмом происходящего во время того, как он с коллегами перед полным залом решал эту задачу с помощью АРИЗ. И неважно, насколько правдивы эти истории – главное, они правдоподобны и высокоэмоциональны.

Информационная составляющая самого АРИЗ-85В, т.е. его комментарии, правила, рекомендации и примечания, должны также служить главной цели: накалять эмоции. В самые сложные или решающие моменты работы по АРИЗ пользователь, вместо чёткой рекомендации, натыкается либо на расплывчатые правила, либо на примечания, составленные по принципу «догадайся, мол, сама», либо на противоречащие друг другу советы. Можно только представить себе, какие скрытые (но от того не менее сильные) эмоции эта «информационная составляющая» вызывает…

Каким АРИЗ не должен быть, чтобы быть эффективным инструментом формирования новых доминант? В первую очередь, он не должен быть «информационным», т.е. логичным, последовательным, не требующим догадок и домысливания, и получаемые формулировки не должны быть сразу понятны – они должны быть осмыслены, поняты. Во-вторых, он не должен прощать ошибки. В-третьих, он не должен «подсказывать» правильный путь от шага к шагу: пользователь должен о многом догадаться, додуматься.

Значит, АРИЗ не должен быть «царским путём» к решению неразрешимых проблем. Он не должен быть логичным и совместимым с «обыденным» или «профессиональным» мышлением. Его рекомендации не должны быть ясными, конкретными и непротиворечивыми. Даже следуя всем его рекомендациям, пользователь не должен на каждом шагу получать ясные, понятные формулировки; эти формулировки должны требовать домысливания, обдумывания, специального усилия для понимания, «а что же я тут получил?». Только тогда пользователь будет «обречён» совершать ошибки при попытках решить даже хорошо подготовленную, «препарированную» учебную задачу. А каждая ошибка должна обязательно вести пользователя в сторону от «контрольного» ответа – только тогда ошибка будет восприниматься как грубая, недопустимая, а не как «мелкое, простительное отклонение».

Интересно, да? И, главное, очень похоже на реальный АРИЗ-85В. Естественно, мне могут возразить, что это – мелкие недостатки, а не преднамеренно созданные черты Алгоритма. Даже спорить не буду, только напомню: за 30 лет развития АРИЗ, Альтшуллер создал 20 (двадцать!!!) его версий. Уж, наверное, можно было вычистить все огрехи, а? Многие изменения, которые он вносил в новые версии, были непонятны – на первый взгляд, они были резкими ухудшениями. Например, в АРИЗ-85 исчез использовавшийся ранее «предварительный анализ» проблемы. Странно? Ну да, если смотреть с точки зрения «декларируемого предназначения» Алгоритма. А если взглянуть с точки зрения предлагаемой гипотезы, то – вполне логичное и правильное изменение, нацеленное на усиление «ловушки» на шаге 1.1.

Как нужно изучать АРИЗ-85В? Через постоянное совершение ошибок, их выявление (преподавателем, а потом – самим пользователем) и исправление. 20% лекций и 80% практики. В принципе, так нас и учили – в 80-е, по программе, отшлифованной Альтшуллером. Каждый день в течение двух недель – разборы задач в классе и дома, анализ ошибок, их исправление. А задания – весьма непростые. Разобрать одну задачу за ночь – в принципе, это реально, но при этом мозг студента работает в «турбо» режиме. Я не могу припомнить ни одного семинара, в котором я участвовал, где не было бы хотя бы одного домашнего задания с припиской в конце: «Всё, больше не могу, уже 6 утра, а в 7 – вставать на занятия. Нужно хоть немножко поспать…» Только так, с максимальным физическим (и эмоциональным) перенапряжением мозга, можно в короткий срок сформировать довольно устойчивые доминанты.

Как такой АРИЗ должен быть связан с другими инструментами ТРИЗ? Связь, на самом деле, должна быть минимальная. Во-первых, алгоритм должен указывать, в какие моменты рекомендуется использовать решательные инструменты; во-вторых, алгоритм не должен давать чётких рекомендаций, как их использовать, чтобы спровоцировать ошибки; и в-третьих, само использование этих инструментов должно служить проверкой на правильность / ошибочность разбора.

И что? Посмотрите на шаги 1.7, 3.6 и 5.1. Они предлагают использовать инструментарий ТРИЗ (стандарты) в те моменты, когда в ходе разбора должна быть получена новая, не сводящаяся к предыдущей, постановка задачи; сформулированы очень похоже, «в самом общем виде»; и тот факт, что пользователь все три раза использовал одну и ту же «вепольную модель проблемы», указывает, что он ходит по кругу, а не углубляет своё понимание проблемы. Итак, и это требование АРИЗ-85В прекрасно выполняет.

Теперь давайте взглянем ещё раз на все эти характеристики АРИЗ-85В с точки зрения, каким должен на самом деле быть алгоритм, поддерживающий сложный интеллектуальный процесс разрешения неразрешимой проблемы. И тут становится очевидным, что многие характеристики реального АРИЗ-85В… как раз противоречат этим требованиям. И, чтобы при решении реальных проблем успешно использовать АРИЗ, нужно сначала… «стать хорошим специалистом в использовании АРИЗ». То есть, научиться успешно обходить все ловушки, выполнять в уме «многоходовые» прыжки, и осмыслять каждую записанную формулировку прежде, чем выполнять следующий шаг. Иными словами, научиться инстинктивно думать по-ТРИЗовски.

Ну а после этого даже АРИЗ сумеет помочь найти решение. Почему «даже»? Да потому, что АРИЗ-85В совершенно не приспособлен для эффективного решения реальных «производственных» проблем. Если бы это было не так, не было бы множества «новых версий» АРИЗ, появившихся за последние 25 лет. Из глубокого уважения к своим коллегам, я не могу даже предположить, что они трудились, создавая эти новые версии, только для того, чтобы «отметиться в истории» как создатели новых версий АРИЗ.

Суть любого алгоритма – не в нём самом, не в освоении его до автоматизма, а в выполнении поставленной задачи. В этом случае, алгоритм сам, его использование – это всего лишь малая часть выполнения задачи, а не её главный смысл… Если и с этой точки зрения посмотреть на АРИЗ-85В, станет ясно, что задача, в выполнении которой он используется – совсем не «решение изобретательских задач», а, скорее, формирование правильного мышления, позволяющего такие задачи решать.

Есть ещё один довод в пользу предлагаемой гипотезы (на самом деле, доводов много, но объём статьи не даёт их все привести). Предположим всё-таки, что АРИЗ-85В – это алгоритм. Но что же такое «алгоритм»?

Алгоритмом называется точное и понятное предписание исполнителю совершить последовательность действий, направленных на решение поставленной задачи.

(Цитируется по www.yaklass.ru/materiali?chtid=474&mode=cht ).

Из этого определения, кроме всего прочего, следует, что алгоритм должен завершиться, когда поставленная задача решена. Верно? Ведь нет смысла продолжать алгоритм дальше.

А теперь взгляните на АРИЗ-85В. Но только не в той версии, в которой его преподают ленивые преподаватели, не способные «перевалить» за 4-ю часть, а в том виде, как он написан Альтшуллером. Завершается АРИЗ-85В 9-й частью, проверкой, «правильно ли я мыслил в ходе работы над проблемой?» Странно: если цель алгоритма – решение проблемы, то он должен заканчиваться, самое позднее, на части 6, на «запасных вариантах решения задачи». А он заканчивается на части 9, связанной с мышлением, а не с «получением ответа на задачу».

И есть ещё сомнения, что Альтшуллер, создавая АРИЗ-85В, ставил задачу «формирования мышления», а не «решения проблем»? Ну что ж, тогда откройте, пожалуйста, текст АРИЗ-85В, и прочтите «введение»:

АРИЗ – инструмент для мышления, а не вместо мышления.

Может, достаточно доводов? Пора переходить к следствиям из принятия этой гипотезы.

Главное следствие, на мой взгляд, заключается в том, что рекомендация Г.С. Альтшуллера «не применяйте его [АРИЗ] для решения новых производственных задач без предварительного обучения хотя бы по 80-часовой программе» - совершенно обоснованная. Быстрее сформировать АРИЗное или ТРИЗовское мышление физически невозможно.

Процесс разрушения старых и построения новых доминант требует времени. Мозг «упруго» реагирует на любую попытку изменить его структуру связей: как только внешнее давление снято, всё быстро возвращается в исходное состояние. Поэтому быстро проделанные изменения в мозгу так же быстро сходят на нет. Нужно длительное, многократное, настойчивое воздействие – только тогда что-то реально изменится и закрепится в мозгу. Правда, и потом нужно постоянно поддерживать эти изменения, «тренировать» их – только тогда они закрепятся надолго. Потому «скоро», за недельку-другую, сформировать ТРИЗовское мышление, увы, не получается даже у лучших ТРИЗ-преподавателей. Получается только «одноразовый суррогат» ТРИЗовского мышления. В чём это проявляется? В том, что из 12 тысяч сертифицированных ТРИЗовцев в Корее реально работают не более дюжины. А остальные – с удивлением задают один и тот же вопрос: «Я прошёл три обучения, получил три сертификата, а решать так и не научился. В чём тут секрет?» А секрета-то и нет. Временной фактор в процессе изменения человеческого мышления ещё никто не отменял. Да и учить нужно не читая умные лекции, а заставляя учащихся работать – и физически, и эмоционально, а самое главное – совершая и исправляя ошибки.

Года полтора назад мне в руки попал разбор по АРИЗ, выполненный довольно умным и старательным учеником одного из лучших ТРИЗ-преподавателей. Хороший разбор интересной производственной проблемы. Чем он так мне запомнился? Тем, что в этом разборе ученик совершил все до единой возможные типовые ошибки. В результате, и решения были получены хоть и неплохие, но всё какие-то средненькие. Будем считать, что ученик их «до того» не знал. Но ведь АРИЗ, казалось бы, «заточен» совсем не на получение «средненьких» решений, которые умный специалист, подумав час-полтора, мог бы предложить безо всякой ТРИЗ. Вина тут, на мой взгляд, не ученика – он-то старательно выполнял все рекомендации и инструкции преподавателя – а, скорее, преподавателя и метода преподавания… увы…

А из этого следует весьма непростое противоречие, с которым сталкиваются преподаватели, работающие по правилам МАТРИЗ. Уже несколько лет как Экспертный Совет МАТРИЗ ввёл требование: в качестве выпускной работы после обучения на 3-й уровень должен быть разбор задачи по АРИЗ-85В. При чём тут противоречие? Давайте разберёмся.

С одной стороны, курс обучения на 3-й уровень – минимум 80 часов, и программа этого обучения весьма напряжённая. «Минимум 80 часов» означает, что в подавляющем большинстве случаев на это обучение выделяется ровно столько времени – 80 часов.

С другой стороны, курс обучения пользованию АРИЗ – до такого уровня, когда учащийся сможет правильно, без ошибок разобрать по АРИЗ не учебную, а «реальную» задачу – должен занимать тоже 80 часов. С тех пор, когда Альтшуллер – весьма обоснованно – писал об этом как об обязательном условии, не было сделано ни одного известного ТРИЗ общественности крупного открытия в педагогике и психологии, позволяющего это время сократить без потери качества результатов.

Итак, курс обучения на 3-й уровень должен быть либо полностью посвящён изучению только АРИЗ-85В, либо следует допустить халтуру в выпускных работах учащихся. Куда ни кинь, всюду клин. Или, иными словами, противоречие, возникшее на ограниченном ресурсе времени. Нельзя обеспечить качественное использование АРИЗ, сократив обучение ниже предела, определённого в ходе обширной практики. Но и нельзя учить только пользованию АРИЗ – ведь есть и другие важные темы. Как быть? Экспертный Совет на мои вопросы, заданные несколько лет назад, так и не ответил, никаких методических рекомендаций не предложил, но своё решение в этом году даже усилил.

Я бы предпочёл не навязывать читателю свои выводы, которые следуют из принятия гипотезы о том, что АРИЗ-85В изначально предназначался не для «решения изобретательских задач», а для формирования нового, ТРИЗовского мышления. Вместо этого, я предлагаю несколько вопросов, ответив на которые, каждый из вас сможет сделать свои выводы:

  1. На чём, с точки зрения этого «нового» предназначения, должны фокусироваться новые разработки по усовершенствованию АРИЗ?
  2. Как, с точки зрения этого «нового» предназначения, следует организовать обучение использованию АРИЗ?
  3. Каким требованиям, с точки зрения этого «нового» предназначения АРИЗ, должны соответствовать способы проверки знаний людей, изучающих ТРИЗ?

В принципе, именно эти вопросы и хотелось бы обсудить с вами, уважаемые коллеги.

Конечно, обсудить, почему вы не желаете принять предлагаемую гипотезу, было бы тоже интересно. Правда, в этом случае серьёзные, доказательные доводы были бы намного предпочтительнее мнений типа: «Автор ничего не понимает в ТРИЗ и АРИЗ»…

Алфавитный указатель: 

Рубрики: 

Комментарии

Re: АРИЗ – алгоритм чего?

Изображение пользователя Gregory Frenklach.

А вот, что писал сам Альтшуллер, сравнивая АРИЗное с обычным изобретательским мышлением:

"Аризное мышление только сейчас начинает становиться объектом изучения. Можно отметить лишь некоторые его особенности:

Обычное изобретательское мышление

1. Тенденция к облегчению, упрощению требований задачи.

2. Тенденция к уклонению от "диких" ходов.

3. Зрительное представление об объекте нечеткое и привязанное к объекту-прототипу.

4. Представление об объекте "плоское".

5. Представление об объекте "сиюминутное".

6. Представление об объекте "жесткое".

7. Память подсказывает близкие (и потому) слабые аналогии.

8. С годами усиливается барьер специализации.

9. Степень управляемости мышления не повышается.

АРИЗное мышление

1. Тенденция к утяжелению, усложнению требований задачи.

2. Стремление идти по пути увеличивающейся "дикости".

3. Зрительное представление об объекте четкое и привязанное к объекту – ИКР.

4. Представление об объекте "объемное": виден не только объект, одновременно просматриваются его подсистемы и надсистема, в которую он входит.

5. Объект виден в историческом движении: каким он был вчера, какой он сейчас, каким он должен стать завтра (если сохранить линию развития).

6. Представление об объекте "пластичное", легко поддающееся сильным изменениям – в пространстве и во времени.

7. Память подсказывает далекие (и потому) сильные аналогии, причем запас информации постоянно пополняется за счет собираемых принципов, приемов и т.д.

8. Барьер специализации постепенно разрушается.

9. Мышление становится все более управляемым: изобретатель видит ход мышления как бы со стороны, легко управляет процессом мышления (например без затруднений отвлекается от "напрашивающихся" вариантов, легко выполняет мысленные эксперименты и т.д.).

Таковы некоторые черты АРИЗного мышления. Конечно, порознь они встречаются и у обычного изобретателя. Но приобретаются они поздно - теряется лучшее для творчества время, а главное - сила этих качеств в ансамбле намного больше, чем порознь" (Г.С. Альтшуллер "Алгоритм изобретения", "Московский рабочий", 1973 г., стр. 282 - 284).

Re: АРИЗ – алгоритм чего?

Изображение пользователя Gregory Frenklach.

Мне с трудом верится, что Альтшуллер, декларирируя АРИЗ, как самый сильный решательный инструмент ТРИЗ, вместо этого коварно предлагал "засаду", разработанную с целью заставить как можно чаще, сильнее и больнее (эмоциональные составляющие коррекции нежелательной доминанты) облажаться в процессе решения задачи, при этом недосыпая, недоедая и другие недо (физиологические составляющие).

Иначе  это  примечание после шага 9.2

"Внимание!

АРИЗ-85-В опробован на многих задачах - практически на всем фонде задач, используемом при обучении ТРИЗ. Забывая об этом, иногда "с ходу" предлагают усовершенствования, основанные на опыте решения одной задачи. Для этой одной задачи предлагаемые изменения возможны и хороши (допустим!), но, облегчая решение одной задачи, они, как правило, затрудняют решение всех других...

...После введения в АРИЗ каждое изменение должно быть опробовано разбором как минимум 20-25 достаточно трудных задач..."

Нужно понимать, как нежелание вводить в АРИЗ усовершенствования, которые мешают решать только одну задачу - необходимо, чтобы они мешали решать по крайней мере 20-25 достаточно трудных задач.:)

Может невиноватый он - всё так само получилось?:)

Re: АРИЗ – алгоритм чего?

Изображение пользователя Gregory Frenklach.

Не могу не вспомнить семинар 1989 года в Ленинграде, который проводили Литвин и Герасимов.
Семён Литвин поделился со слушателями своим виденьем возможного ТРИЗ-будущего, представив его в образе этакого научно-исследовательского института ТРИЗ, отдела АРИЗ, сектора, например, части 3, группы шага 3.2 и, наконец, разработчика занимающегося одним из примечаний под номером N к этому шагу.
Выглядело всё это так, как будто Семён говорил на полном (или почти на полном) серьёзе.  По крайней мере мне так показалось с учётом множества микроалгоритмов, разработанных Литвиным для правильного выполнения многих "критических" шагов АРИЗ 85В.
К своему стыду должен заметить, что этот образ ТРИЗ-будущего мне тогда вовсе не показался полной ахинеей...

Re: АРИЗ – алгоритм чего?

Конечно, каждый автор имеет право на свой взгляд, поэтому не буду вешать ярлыки относительно правильного - неправильного подхода. Более того, спешу сразу же согласиться с основной мыслью,высказанной в работе:

"Такое мышление не возникает «само по себе» или в результате прослушивания лекций по ТРИЗ. По-видимому, в классической ТРИЗ было заложено множество «хитростей», позволявших его формировать. На мой взгляд, АРИЗ-85В и был одной из таких хитростей, одним из самых эффективных инструментов разрушения старых доминант «привычного» мышления и формирования новой, ТРИЗовской доминанты. Как обосновать такую неожиданную гипотезу?"

Ну естественно, что Альтшуллер продвигал идею более правильного, тризовского мышления. Единственно, что не могу понять, так это того, почему мысль об этом стала вдруг "неожиданной гипотезой".

В общем, все хорошо, но в процессе чтения мне показалось, что автор время от времени базируется на основаниях, с которыми согласиться доволььно трудно. В свзя с этим хотел бы ввести несколько уточнений или просто иных точек зрения, которые возможно могут позволить автору и читателям несколько изменить взгляд на описанное в работе.

1. История с трудностью работы на шаге1.1., который требуется осваивать неделю из положенных двух недель изучения АРИЗ (сам ничего не понимаешь, преподаватели ничего не объясняют - и потом инсайт, облегчение) выглядит достаточно загадочно. Возможно, некоторую долю в эту таинственность внес сам Альтшуллер, который в справке об истории развития АРИЗов пишет об этом довольно общими словами: "Bыведена из текста бывшая первая часть (она теперь недостаточно алгоритмична по сравнению с другими частями)". Однако, задумаемся, при каких условиях из текста может быть выведена "недостаточно алгоритмичная" часть?

Версия А, предлагаемая Леонидом Капланом - чтобы обучаемые, действуя еще более неаогоритмично, познали ее тайные смысл и научились думать.

Версия В. В восьмидесятые годы в стране шло активное внедрение ФСА. Он и должен был по результатам своего аналитического этапа снабжать АРИЗ задачами, нерешаемыми обычным путем. То есть задачами с противоречиями. В этой ситуации появлялась возможность убрать из АРИЗа все, что выглядело недостаточно стройно, четко, однозначно. То, что потом с помощью АРИЗ-85В пытались разбирать любые проблемные ситуации, ставя их на вход и пытаясь прыгнуть от них сразу к 1.1., можно объяснить эксцессом многочисленных исполнителей.

Там же вводится еще один элемент таинственности: "Начнём с того, что «техническое противоречие» в АРИЗ-85В – это не техническое противоречие, как оно понимается в остальной ТРИЗ. В Таблице выбора приёмов устранения технических противоречий, техническое противоречие формулируется как «улучшение характеристики А приводит к недопустимому ухудшению характеристики Б».

На мой взгляд следует обратить внимание на то, что таблица выбора приемов создавалась в шестидесятые годы. До момента появления 85В прошло около двадцати лет. Могло за это время что-то измениться в понимании противоречия? Естественно. Тем более, что к этому моменту уже лет десять как была написана очень подробная и теоретически обоснованная работа Бориса Голдовского, где механизмы связи ТП и ФП раскрывались широко и полностью. И несмотря на объявление Горьковской школы раскольниками и отступниками, работу эту читали многие. Случилось это задолго до озарения Валентины Борисовны о "глазках" и я думаю, что в серьезном анализе опираться имеет смысл именно на работу Голдовского.

Так что позицию про неожиданное возникновение готовности к ФП на шаге 1.1. я бы убрал. Тем более, что весь прорыв АРИЗ-85В на мой взгяд и состоит в том, что предлагается путь решения задач, которые не решаются через исходно найденное (и зафиксированное на шаге 1.1. ) противоречие.

Также готов присягнуть, что уже в 73 году при описании канонической задачи про ампулы, обсуждали достоинства и недостатки вариантов с большим пламенем и с малым пламенем. Не канонически, не в рамках процедуры, но ничего удивительного в формулировании двух полярных вариантов не виделось уже тогда.

2. Далее. не могу пройти мимо вот этой фразы: "Но вернёмся всё-таки к шагу 1.1. Итак, пользователь должен сразу сформулировать физическое противоречие! А ведь мы считали и считаем, что из трёх формулировок противоречия – административного, технического и физического – последняя представляет собой самое глубокое понимание, требующее подробного анализа… по тому же АРИЗ! Ну ничего себе шуточки: в самом начале работы по АРИЗ представить результаты работы по АРИЗ. Задача «выполнить шаг 1.1» как-то вдруг из простой превращается в весьма нетривиальную!"

Здесь на мой взгляд светит большая методическая погрешность. Коренное отличие ТП и ФП состоит в том, что в ТП мы имеем дело с данностью, с результатом ранее проведенных экспериментов, проб (неважно, реальных, или мысленных), с тем, что случается, а в ФП задаем требования к элементу.  К глубине понимания, увы, переход на ФП не имеет никакого отношения. (Многократно видел итоги разборов, где ФП лепились из совершенно негодных заготовок, ничего не объясняющих и никуда не продвигающих).

3. Далее, не могу пройти мимо вот этой фразы: "Естественно, мне могут возразить, что это – мелкие недостатки, а не преднамеренно созданные черты Алгоритма. Даже спорить не буду, только напомню: за 30 лет развития АРИЗ, Альтшуллер создал 20 (двадцать!!!) его версий. Уж, наверное, можно было вычистить все огрехи, а?"

Здесь как бы предполагается, что история развития АРИЗов, это история линейного развития, доводки и совершенствования в рамках однажды намеченной концепции. Каждый следующий алгоритм с более высоким номером, это развитие предыдущего. Предлагаю рассмотреть иную версию - это не так. Не было сквозного линейного развития. Аналогия - кодировка самолетов, выпускаемых крупным авиационным КБ. Фирма Сухого выпускает последовательно, один за одним истребители, перехватчики, фронтовые бомбардировщики... Некая преемственность есть, но возникают и принципиально новые задачи. (В своей справке, посвященной истории развития АРИЗов Альтшуллер не дает этой сквозной логики, а часто просто декларирует введение, или удаление отдельных механизмов, не раскрывая причин. Давно хочу описать этот сложный процесс создания алгоритмов, как его вижу, но труд этот поневоле должен выйти большим и увы, имеющим интерес для небольшой группы теоретиков, так что работа поневоле откладывается).

Еще об ошибках в АРИЗ-85В. Их действительно много. Некоторые логические линии вообще затухают сразу после своего возникновения, так и не выдав какие-то важные результаты. (Вспомните, хотя бы отнесение задачи к одной из типовых моделей. Казалось бы, уточнив таким образом задачу, задав ее структуру, мы можем двигаться дальше уже с учетом этого выбора, а следовательно как -то заузив поисковый коридор. Но увы, дальнейшего развития этой линии фактически не происходит. И так далее, это не единственный пустой выход такого рода). Отчего же так?

Я бы предложил иную версию закрепления таких ошибок в тексте. Алгоритм просто недоработан. Есть несколько причин, почему такое могло произойти, но сейчас не хотелось бы в них вдаваться.

4. Наконец, последний пункт, по поводу которого хотелось бы дать комментарий:

"Года полтора назад мне в руки попал разбор по АРИЗ, выполненный довольно умным и старательным учеником одного из лучших ТРИЗ-преподавателей. Хороший разбор интересной производственной проблемы. Чем он так мне запомнился? Тем, что в этом разборе ученик совершил все до единой возможные типовые ошибки. В результате, и решения были получены хоть и неплохие, но всё какие-то средненькие. Будем считать, что ученик их «до того» не знал. Но ведь АРИЗ, казалось бы, «заточен» совсем не на получение «средненьких» решений, которые умный специалист, подумав час-полтора, мог бы предложить безо всякой ТРИЗ. Вина тут, на мой взгляд, не ученика – он-то старательно выполнял все рекомендации и инструкции преподавателя – а, скорее, преподавателя и метода преподавания… увы…"

Моя практика показывает, что найти разбор с ошибками, это дело не сложное. Сложнее найти разбор, выполненный без ошибок. Ключевая причина неудовлетворительного освоения метода состоит в том, что обучение до сих пор ведется на учебных задачах. Они, конечно, выглядят боевыми для обучаемых, но преподаватели, дающие эти задачи из года в год, теряют связь с реальностью и перестают понимать реальный смысл выполнения тех или иных действий. Основная цель подобных разборов  - любыми путями подобраться к контрольному ответу. Впрочем, это отдельная и очеь большая тема.

В финале хочу еще раз поблагодарить Леонида Каплана за интересный и увлекательно читаемый материал.

 

 

 

 

 

Re: АРИЗ – алгоритм чего?

Изображение пользователя Леонид Каплан.

Григорий, очень трудно спорить по столь "скользкому" поводу как "определение ТРИЗного или АРИЗного мышления". По